Педагогика Культуры

Общественный научно-просветительский журнал

Голос, который дошел из глубин...

Новое сознание детей и старые проблемы взрослых


Черноземова Елена Николаевна

доктор филологических наук,

профессор Московского государственного

педагогического университета

 

Ты музыка, сын мой, ты голос,

который дошел из глубин...

А.Дольский

 

Человечество, упорно истребляющее в себе человечность с удивлением стало отмечать в первые годы нового тысячелетия и в самый канун его наступления повсеместное появление новых детей, детей особого строя сознания. Высказано предположение, что в гипертрофированном виде они проявляют свойства, которые заложены в человеке, но в силу особенностей нынешнего этапа цивилизации не развиваются, а постепенно человечеством утрачиваются. Современному обществу потребления не нужен широкий взгляд на мир и осознание места человека в структуре мироздания. Ему выгоден человек-потребитель, сориентированный на решение сиюминутных меркантильных задач. Новые дети приносят с собой и демонстрируют высокие способности к уяснению структуры мироздания и места в нем человека, чувство великого сострадания ко всему живому, огромный объем памяти, включающий знания о прошлых жизненных накоплениях, а также ощущениях, предшествующих рождению. С самого раннего возраста они проявляют способность к философствованию и формулируют ответы на вопросы из разряда вечных: о смысле жизни, строении мироздания, своей роли на Земле.

 Как отклик на их присутствие и возникающие при этом проблемы появились специальные публикации самого разного качества – подчас крикливо-сенсационные, реже призывающие к соразмышлению. А поразмыслить, действительно, есть над чем, особенно перед тем, как делать скоропалительные выводы, бросаться классифицировать и давать определения тому, что не изучено и не осмыслено. В первой части статьи не только обсуждается природа новых детей, но и то, что они выявили своим появлением во взрослых.

 Оказалось, что обобщая и систематизируя, давая советы, как лучше обращаться с необычными детьми, многоуважаемые взрослые не на все важные вопросы для себя ответили, подчас оставаясь на позициях далекого донаучного прошлого, считая называние явления не просто его выделением, но и объяснением названного, относя подмеченное к числу осмысленного и понятого. Конечно, появляющиеся называния выражают отношение к явлению и дают направление ходу его осмысления, но далеко не все объясняют, порой уводя мысль в сторону. Именно для того, чтобы не уходить в сторону, не станем долго и подробно объяснять, почему нас не устраивает широко сегодня растиражированный термин «дети индиго». Отметим только одну из причин: предложенное наименование объединяет слишком разных детей с самыми разными проблемами – от аутизма до гиперактивности, от страдающих психическими отклонениями до просто педагогически запущенных – в общем, всех, с кем попросту трудно, находя одно общее: это – дети, и они требуют внимания.

 Не собираясь оспаривать гуманность и справедливость заявленной точки зрения – все дети требуют внимания и заботы – отметим, что за ней теряется важная проблема, которую авторы, предложившие термин «дети индиго», заявили: в мир приходят дети с новыми свойствами, они видят свои жизненные задачи по-новому.

 Новизна их подходов к восприятию действительности состоит в том, что на этих детей не действуют навязываемые стереотипы массовой культуры, защищающие интересы общества потребления. Они не становятся жертвами рекламы. Это свойство помогает им уберечься от меркантильно настроенных взрослых, готовых делать деньги на демонстрации необычных качеств, связанных с их тонкой интуицией и повышенной чувствительностью. В искусстве они отдают предпочтение высокой классике, игнорируя «попсу» и формалистические выверты, лишенные глубины и духовности. Они изначально имеют высокие установки, обостренное чувство справедливости, врожденную развитую нравственность.

 Ложно понятый гуманизм, выражающийся в желании подтянуть в своих объяснениях до такого уровня всех детей, в том числе исковерканных и изломанных действительностью, приводит к странным и небезопасным выводам о том, что они-де убивают своих одноклассников и расстреливают учителей, действуя по особым космическим законам, не понятным в земной плоскости. Дети нового сознания, о которых ведем речь мы, нравственны по вполне земным меркам. Они протягивают руку помощи тем, кто слабее, кто в этом нуждается.

 Повторим: опасность смешения различных категорий детей, объединяемых термином «дети индиго», состоит в том, что идея появления качественно новых детей теряется в ворохе разномастных и разноуровневых проблем. Трудно не согласиться с заключением о том, что введение термина «дети индиго» стало восприниматься как прекрасный психологический ход, заставляющий взрослых обратить внимание на совсем не детские проблемы детей – если раньше родители стыдились неуправляемости и невоспитанности своих чад, то теперь на любую жалобу учителя они не без гордости отвечают: «Он у меня индиго. Вы к нему должны отнестись с терпением, пониманием и уважением». Хорошо, что такие установки укрепляются. Но опасность состоит в том, что иметь ребенка индиго становится модным, даже если за нестандартностью на самом деле скрывается болезненность. Взрослые, мало осведомленные и не готовые к квалифицированной оценке на их глазах происходящего, часто наносят вред вверенным в их попечение детям, поощряя к развитию болезненные проявления и не замечая или вовсе ломая свойства, которые стоило бы поддержать и развить.

 Видимо, для того чтобы научиться отличать одно от другого, чтобы понять, где проходит грань между своеобразием и болезнью, стоит ответить себе на несколько вопросов, нигде с особой глубиной не обсуждавшихся.

 Один из них был сформулирован академиком Ш.А. Амонашвили в ходе обсуждения проблемы на одном из заседаний Центра гуманной педагогики: были ли такие дети всегда, но случилось нечто, заставившее говорить о них именно сейчас? Или они, действительно, – новые, проявляющие качества, до селе не встречавшиеся?

 При разговоре о новых детях их провозвестниками называют гениев разных эпох – Леонардо, Моцарта, Пушкина. Правомочно ли это? Если нет, то каковы принципиальные отличия нынешних юных дарований? С этим связан вопрос: «А есть ли они, эти новые дети, кто их видел, встречался с ними?»

 Согласно публикациям, заговорить о новых детях заставил их массовый приход в мир.

 Надо ли понимать, что на свет появилось много Моцартов и Пушкиных? Вовсе нет. Но совершенно очевидно, что дети в своей массе изменились. Они стали более подвижны и агрессивны. Они отказываются говорить почти до трех лет, зная к этому времени все буквы, просто не видя достойных собеседников. Это следует из повседневных наблюдений учителей, воспитателей, родителей. У детей изменилась энергетика, их проблемой стало неумение отпущенной энергией пользоваться и управлять, а также частое бессилие взрослых квалифицированно в этом помочь. Детская агрессивность, по наблюдениям специалистов проявляющаяся уже в 2-3 года, связана с отсутствием должного объема и качества информации и легко снимается, когда таковую ребенок получает достаточно. Но и здесь взрослые не всегда находятся на должном уровне, будучи не в состоянии понять: чего, собственно, надо этим «несносным взбесившимся малолеткам»?

 Появились дети, рассказывающие о своих прошлых жизнях, об опыте жизни до рождения. Легче и преступнее всего отнести такие высказывания к разряду психических расстройств. Еще проще и гораздо безопаснее причислить их к всегда имевшим место детским фантазиям, что и делают многие мамы. Сложнее дать себе труд разобраться – что за явление перед нами.

 Наиболее ясно и квалифицировано его объясняют нейрофизиологи, специалисты по высшей нервной деятельности и состояниям измененного сознания. Они утверждают, что дети рассказывают об опыте, который, безусловно, в их жизни был, находя для его передачи наиболее адекватные понятия и приемлемый язык.

 Главная проблема здесь – откуда берется, откуда приходит к ним знание непознанного: считывают ли они сведения и синтезируют их, преображая в новое, из окружающего их довольно агрессивного и перегруженного информационного пространства или умеют выходить в сверхсознание (термин, не признаваемый официальной наукой). Чем дальше человек от науки, тем легче он пускается в рассуждение о том, что такое сверхсознание и как именно оттуда можно считывать информацию. И тем более интересно, как объясняют это сегодня ученые.

 Среди массы «проблемных», дети нового сознания выглядят как особенные. Они удивительно гармонично трансформируют энергии, обретая необходимую информацию неисповедимыми путями. Но и у таких сгармонизированных личностей проблем с современным миром предостаточно. Они отказываются ходить в школу, поскольку их индивидуальный темп усвоения информации никак не соответствует обычному течению урока. Традиционный учитель требует от новых детей традиционного типа поведения: внешнего почтения ко взрослому и всему, что происходит в ходе урока, – его темпу, ритму, эмоциональной окраске. Новые дети чувствуют лицемерие и фальшь ситуации. Часто повторяемые, эти требования становятся непереносимыми для тонко чувствующих и глубоко интуитивных носителей нового сознания, что приводит к отказам с их стороны посещать школу. Чувствуя неприятие своего строя сознания и поведения учителем, они уходят от ситуации. Они часто утверждают: «Я там никому не нужен».

 Есть школьные проблемы и иного рода. По мнению специалистов, у сегодняшних детей изменяется тип сознания: на смену системно-структурному типу, которым в большинстве обладают наши современники, приходит системно-смысловое сознание[1]. Нельзя сказать, что этот тип до сих пор отсутствовал вовсе. Он, безусловно, был присущ мыслителям, которых интересовала целостная концепция мира. Но теперь ориентация на конечную цель, на смысл последовательных умозаключений присуща детскому и даже младенческому сознанию. На смену традиционному детскому вопросу «почему?» все чаще приходит вопрос «зачем?»[2]. Теперь малыш, которому предлагается, играя, ловить магнитом, закрепленном на удочке, рыбок из картонного аквариума, следит за тем, как это делает взрослый, а затем берет рукой рыбку и насаживает ее на магнитный крючок. Ведь так проще и быстрее. Он не станет вылавливать рыбок игрушечной удочкой, если ему скажут, что цель игры в том, чтобы всех их добыть из аквариума. Этой цели можно достигнуть и по-другому. Но если ему объяснить, что такая игра развивает ловкость, умение совершать искусные тонкие движения, он, может быть, игрой и займется, если посчитает названные умения для себя важными.

 В школьной практике такие мыслители не всегда оказываются понятыми, поскольку все чаще на заданный вопрос, подчас даже не до конца прозвучавший, дают молниеносный ответ, на предложенную математическую задачу – скорое ее решение. На предложение учителя расписать решение по действиям они отвечают отказом и честно говорят о том, что не знают, как получили ответ, порой заявляя: «Я уже забыл, как это сделал. Но ведь ответ правильный?!» Обычно учитель высказывает сомнение в самостоятельности мыслительных операций такого ученика. Следующий оргвывод заключается в том, что непонятливого (а справедливее было бы сказать, непонятного) ученика следует отправить в коррекционный класс, где его научат решать и расписывать решение по действиям.

 Так развитие тех, кто мог бы составить цвет интеллектуальной элиты, искусственно притормаживается во имя сохранения традиций образовательного процесса.

 Решения означенных проблем вызревают разные. Кто-то, зная о бедах современной школы, стремится защитить ребенка и перевести его на домашнее обучение. Подчас решение оказывается единственно правильным. Но рано или поздно возникает проблема неумения общения, необходимости социализации, формирования умений решать многие проблемы, приобретаемых детьми в школьных коллективах подспудно в ежедневной практике. Опыт домашнего воспитания на сегодня существует, и есть родители, которые готовы поделиться его плюсами и минусами, подсказать, каких ошибок следует избегать, если этот путь был признан оптимальным.

 Проблема социализации новых детей становится острой.  Учителя не готовы работать с ними. Методики не разработаны. Объяснений и опыта относительно того, в чем им следует уступать, а какие рамки держать неприступными, нет. Сегодня рождаются подходы, согласно которым новых детей ни в коем случае не следует изолировать от детских и школьных коллективов. Но профессиональная честность требует признать, что необходимо выработать трезвое отношение к проблеме. Следует встать над ситуацией, дать себе отчет в положении новых детей в школьном коллективе, учить одноклассников воспринимать их своеобразие и с пониманием к ним относиться.

 Когда скорые на решение энтузиасты-взрослые заявляют о необходимости открывать специальные школы для новых детей, обозначается новый круг проблем. И главная из них – избежать клановости, кастовости, в дурном смысле элитарности планируемых к открытию заведений, иначе все обернется подчеркиванием инаковости и противостояния тех, кто стремится к прямо противоположному: служению людям.

 Между тем, готовить специалистов, способных работать с новыми детьми по-новому, безусловно, надо. А чтобы их готовить, явление следует описать, изучить, создать новые главы в учебниках, ввести новые разделы в учебных курсах. Но время не ждет. Дети нуждаются в помощи и поддержке уже сегодня. Поэтому для них особые школы открывать нужно, направляя в них специалистов, чувствующих проблему, и принимать в такие школы следует всех детей, при входном тестировании отдавая отчет, кто и с какими особенностями пришел в коллектив и стремясь учить разных детей общаться и уважать темп работы и своеобразие друг друга.

 В современных публикациях о новых детях проскальзывает цифра – 98 процентов детей сегодня рождается с новыми качествами. Думаю, что цифра далека от реальности, а утверждение, связанное с ее использованием, безответственно. Если бы новых детей было 98 процентов, не было бы проблем в классах, где их третируют и бьют. Все бы друг друга понимали.

 Сомнения вызывают и многие другие сведения, ставшие сегодня расхожими, перетекающими из публикации в публикацию. К их числу относится утверждение об измененной ДНК новых детей. В том виде, в котором информация подается в СМИ, она выглядит безграмотно. Академические ученые отказываются обсуждать подобным образом сформулированные утверждения. Если какие-то научные сведения об измененной ДНК и существуют, то изложены они в настолько некорректной форме, что серьезные ученые отказываются их обсуждать, легко усматривая школьные ошибки.

 К сожалению, само наукообразие, с которым сомнительные сведения подаются, порождает эффект доверия к утверждаемому. Широко тиражируемые сведения такого порядка проникают и в документальное кино. Если на фоне осциллографа человек в белом халате в статусе академика говорит нечто о кодонах и частоте колебаний клеток, которая, по его утверждению, у новых детей в несколько раз выше, рядовой зритель сразу принимает все за чистую монету, не утруждая себя выяснением того, академиком какой доморощенной академии является озвучивающий наукообразный текст солидный на вид человек. Так рождаются современные мифологемы, которые отнюдь не всегда помогают осознанию того нового и поистине удивительного, что входит в жизнь на наших глазах.

 Еще одна тревожная тенденция, связанная с новыми детьми, – использование самих их проблем в коммерческих целях. Если ребенок отличается от других детей, его за деньги возьмутся корректировать, посадив в группу детей с лишь на первый поверхностный взгляд сходными проявлениями. Так, дети повышенной экстрасенсорики оказываются в коррекционных группах с детьми, страдающими шизофренией, – не потому что специалист не видит между ними разницы, а потому что так дешевле. Вред от такой психокоррекции превышает все допустимые пределы.

 Другая крайность – использование чудо-детей как доказательства экстраординарных возможностей того или иного целительского центра или для пропаганды поп-массовых идей проникновения и вмешательства в земные дела инопланетных цивилизаций.

 Саму идею появления новой генерации людей, которым, видимо, предстоит решать насущные проблемы человечества (и, скорее всего, суждено будет их решить), кому-то на руку дискредитировать. Иначе как объяснить появляющиеся истеричные реплики по поводу якобы нарождающегося интеллектуального расизма? Авторы таких реплик будто бы вовсе не слышат призыва о помощи, о том, что ростки нового следует защитить. Они панически напуганы этим новым, проявляя неверие в мудрость природы, которая идет на помощь человечеству и напоминает людям о возможностях, в них заложенных. Видимо, именно в этом заключен высокий смысл прихода в мир новых детей. Испуг не дает оппонентам нового собраться с мыслями и понять, что природная высокая нравственность новых детей служит гарантией того, что они не смогут отнестись недостойно к своим истокам, к миру, из которого они вырастали.

 Людей, способных заметить и позитивно оценить новые качества детей нового сознания, не так-то много. Не замеченные, они стремятся к реализации и порой проявляются в свойствах, воспринимаемых как негативные: либо в гиперактивном стремлении к осуществлению своих задач, либо в замкнутости, граничащей с аутизмом.

 Педагоги и родители вплотную столкнулись с непреклонным «противостоянием» природы новых детей старой системе ценностей и откликнулись во многом по-старому авторитарно: кто медикаментозным вмешательством, кто изоляцией «странных» детей в особые группы коррекционной педагогики.

 Становящееся все более очевидным новое явление с особой силой обозначило все углубляющийся разрыв между авторитарной и гуманной педагогикой. Представители последней не остались в стороне, предложив свои средства гармонизации особых детей, наделенных вселенской любовью, входящих в суровый и жесткий мир, забывающий об истинных человеческих приоритетах, разработав немедикаментозные приемы артпедагогики, сказкотерапии, живописания, спонтанного рисования, музыкальных занятий, обучающих владению голосом и открывающих неповторимость тембра, которым человек выражает свою уникальность.

 Много практических советов и интересного опыта обобщено в книгах, появившихся на российских прилавках в первые годы нового тысячелетия. Но много в этих книгах и того, к чему стоило бы отнестись критически. Их чтение заставляет еще раз задаться вопросом: так готовы ли сегодня взрослые к решению проблем, которые диктует время?

 ОБЗОР КНИГ О НОВЫХ ДЕТЯХ

 Одним из первых изданий на российском книжном рынке, ставящих проблему появления новых детей, стал двухтомник, составленный Ли Керролл и Джен Тоубер «Дети индиго» (Пер. с англ. Т. Беллиной. София, 2005)[3].

 В этом сборнике собраны наблюдения и размышления родителей, психологов и педагогов, столкнувшихся с проблемами вхождения новых детей в мир старых мерок и ценностей. Здесь дается объяснение названию «индиго», которое используется для обозначения новых детей. Оно берет начало от синих тонов, которые, по свидетельству людей, обладающих сверхчувствительными способностями, проявляются в цвете их ауры, и не является единственным. Во Франции таких детей называют «тефлоновыми», поскольку к ним не прилипают никакие поведенческие стереотипы, и заставить их усвоить таковые не представляется никакой возможности. В Японии их зовут «детьми Солнца». Используется определение «дети тысячелетия», «светоносные дети». Многие из названий точнее и выразительнее, чем «индиго», но именно термин «индиго» укрепился и даже стал модным. Читая очерки, собранные в двухтомнике Ли Керролл и Джен Тоубер, вы можете соглашаться или не соглашаться со сказанным, делать выводы о том, что многое из подмеченного относится к любым детям вообще и к специфике отношений ребенка и взрослого, вне зависимости от широты и глубины восприятия ими мира. Но в любом случае значение предпринятого издания состоит, прежде всего, в том, что проблема поставлена и доведена до сознания общественности.

 В двухтомнике есть разделы «Кто такие дети индиго», «Духовные аспекты феномена индиго», «Медицинские аспекты проблемы», «Взрослые индиго», «Внутренний ребенок». На материалы двухтомника ссылаются авторы многих публикаций, их сочувственно или полемически цитируют. Из статьи в статью кочуют сформулированные авторами-составителями двухтомника советы о том, как строить отношения с новыми детьми (и все же – не ко всем ли детям вообще они относятся?).

 Издательство «София» выпустило целую серию книг «Дети индиго», под общим девизом «Новые дети уже пришли». Все они переведены с английского. Но обратим внимание на книгу, изданную в Калуге в переводе с немецкого. Она написана многие годы занимающимся исследованием пограничных состояний сознания и феномена «новых» детей Зигфридом Войтинасом и называется «Кто они, Дети Индиго?»[4]

 Войтинас считает самой ранней из известных публикаций, в которой названы особенности поведения нового поколения детей, книгу Ненси Энн Тэпп «Понимание жизни через цвет» (1982), факт существования которой обозначен и в двухтомнике Ли и Тоубер[5].

 В работе З.Войтинаса, первый русский тираж которой сегодня уже распродан, содержатся ссылки на ряд исследований и ссылки на результаты работы научных лабораторий, которыми активно пользуются представители СМИ безо всяких ссылок. Книга З.Войтинаса содержит справочный аппарат и в реферативном виде приводит точки зрения на проблему ряда немецких, английских и американских ученых.

 Достаточно четко сформулирована и точка зрения самого автора. Он видит в новых детях измененный антропный тип, указывает на иное, чем у современных взрослых, соотношение физического и астрального тел, что позволяет, по мысли автора, новым существам более тонко воспринимать единство мира. Обладая знанием о мире более высокого порядка, новые дети, утверждает З. Войтинас, знают о своей миссии на Земле, их раздражает, что по-иному организованные взрослые не способны ее понять и не видят их сути. Этим автор объясняет присущую новым детям агрессивность, возникающую в случае невозможности получать ими в необходимом объеме информацию о мире или, в тех случаях, когда они встречают преграды, которые мешают развитию качеств, необходимых для осуществления осознаваемой ими миссии.

 Подтверждение своим мыслям и наблюдениям, З. Войтинас находит в исследованиях многих педагогов и психологов. Из его книги можно узнать о работе английского биолога Рупперта Шелдрейна «Созидательный Универсум», где описан особый слой мира разума, который автор называет «морфогенетическим полем». Из этого мира благого разума, по мысли Р. Шелдрейна, черпаются все значительные изобретения и гениальные открытия, как и все предвидения будущего. Они добываются в интуитивной форме из мира по ту сторону времени и пространства[6]. Этот мир автор называет духовной сферой вечности.

 Протестуя против лекарственного вмешательства в коррекцию состояний новый детей, З.Войтинас заручается мнением родителей и врачей и приводит примеры из книги «Гиперактивность» Барбары Симонсон, где называются терапевтические возможности, которыми можно уравновесить сложные состояния детей и помочь им в развитии, от классической гомеопатии до телесных и духовных упражнений, которые могут быть легко использованы в практике. В книге содержатся рекомендации, касающиеся выбора питания, что имеет большое значение в выравнивании сложных состояний детей, по мнению многих авторов. Большой вред Барбара Симонсон видит в увеличивающемся применении в качестве успокаивающего средства родственного кокаину химического препарата риталина. Если он принимается регулярно и долго, то непосредственным образом отражается на нервной системе, а также на чувственных восприятиях и степени ясности сознания. Дети становятся для взрослого более удобными и «более управляемыми». Но именно здесь, отмечает З. Войтинас, начинается массовое вмешательство в структуру личности и индивидуальный ход развития. Употребление этого средства, от которого предостерегают многие врачи и психологи, вплоть до Всемирной Организации Здоровья (ВОЗ), в прошедшее десятилетие по всему миру удваивалось каждые два года, достигнув в 1995 г. объема в 10 тонн! В Швеции оно запрещено из-за опасности возникновения зависимости.

 Войтинас приводит следующие цифры. В 1996 году в США было 4 миллиона детей с диагнозом СДВГ (синдром дефицита внимания с гиперактивностью), 90 процентов (из них 80 процентов мальчиков) принимали психотропные средства.

 Художница Коллот д’Хербуа, много лет работавшая с детьми как художник-терапевт посвящает цвету индиго отдельную главу в книге «Свет, темнота и цвет: художественная терапия»[7].

 Интересны методы и выводы одного из пионеров работы с новыми детьми, педагога и психолога-консультанта Роберта Окера[8].

 «Как воспитатели, мы должны быть новаторами в развитии парадигм – мы должны заново перепроверить наши предположения о смысле, цели и функции воспитания и подняться на уровень нового сознания, – делится он своим опытом. Мы должны учить детей думать, а не говорить им, что они должны думать. Наша роль заключается в передаче им не знания, а мудрости. Мудрость есть прилагаемое знание. Я считаю, что сущность воспитания состоит в том, чтобы развивать таланты и навыки детей, а не заполнять их память. Дети являются нашими вождями – мы должны были бы им помочь в развитии способности отыскивать свои собственные истины. Критическое мышление, умение решать проблемы, фантазия, искренность и сознание ответственности – вот что должно стать ядром воспитания детей XXI века [...]. Многие из этих детей не забыли золотого Ангела в самих себе, который светит сквозь фильтр их индивидуальности».

 Со страниц других книг раздается призыв обратиться к истине, которой две тысячи лет: просто любить. Именно опыт любви явлен в очерке Терезы Штуссер «Верь и будь любовью», опубликованный в книге, которую составил один из самых активных людей, ведущий повсеместные акции в защиту новых детей, Джеймс Твайман[9] «Если ваш ребенок не такой, как все»[10].

 В серии «Новые дети уже пришли» издательства «София» в 2005 году одна за другой вышли книги с увлекательными названиями – «Дети с Небес. Уроки воспитания»[11], «Забота о детях индиго»[12], «Воспитание духовности у детей»[13].

 Коммерциализация и «забалтывание» проблемы, связанной с появлением новых детей, приводит к ее стиранию и изгнанию из сознания.

 Название книги Дорин Вёрче «Забота о детях Индиго», точнее было бы перевести как «Уход за детьми Индиго и их питание».

 К сожалению, в разговоре о новом псевдонаучная и научно-фантастическая тональность часто доминирует. Необычные и неординарные подходы к теме будто бы служат доказательством новизны явления, но на самом деле авторы дискредитируют обсуждаемое, мало заботятся об объективности и доказательности рассуждений и тем самым ставят под угрозу неприятия многие интересные наблюдения и выводы.

 Под объективностью и доказательностью текстов я имею в виду вовсе не картезианское стремление найти центр озарений или мыслительной деятельности в коре головного мозга, но ровный, не претендующий на сенсационность тон рассуждений, а не надерганность цитат и материалов из источников, само называние которых, видимо, для автора книги не желательно, иначе как объяснить отсутствие в них ссылок.

 Книга Пеги Джейн Дженкинс «Воспитание духовности у детей» вышла на английском языке в 1995 году и, как это следует из предисловия, является переработанным изданием ее более ранней работы «Дитя Бога».

 Материалы этой книги безусловно заслуживают внимания и могут быть использованы для воспитания каждого ребенка, а не только нового.

 Таким образом, серия «Новые дети уже пришли» ставит проблему, но особой ясности в ее понимание не вносит, и вопрос «Кто они – новые дети?» остается по-прежнему открытым.

 Один из самых здравых и нужных шагов в прояснении сути проблемы был сделан переводной публикацией статьи Ге Лефрансуа, которая предлагает четкие критерии отличия синдрома дефицита внимания с гиперактивностью (СДВГ) от внешне сходных, но ничего общего не имеющего с ними по сути проявлений новых детей.

 Работа Ге Лефрансуа была опубликована как одна из глав учебного пособия «Прикладная педагогическая психология» (проект «Главный учебник»)[14]. Из нее следует, что «дефицит внимания с гиперактивностью – attention deficit hyperactivity disorder, ADHD [или в России – Синдром нарушения внимания с гиперактивностью или без таковой (СНВГ; СНВ)] – относительно распространенная эмоциональная исключительность, которая тесно связана с неспособностью к научению. Фактически у многих детей, страдающих от одного из этих состояний, также проявляются симптомы другого (Korkman & Pesonen, 1994)».

 В отличие от детей с диагнозом синдром дефицита внимания и гиперактивности очень резвые новые дети умеют сосредотачиваться и решать поставленные перед собой задачи, в том числе обучающего характера. Факт публикации статьи Ге Лефрансуа дает пример целевого адресного обращения, направленного на выработку научного представления в профессиональной среде о современных проблемах детей и педагогов.

 В круг книг, действительно дающих ответ на вопрос об эволюционности детей, приходящих в мир с врожденной развитой нравственностью, следует включить фундаментальные работы выдающегося отечественного генетика, специалиста в области социобиологии В.П. Эфроимсона «Педагогическая генетика», один из разделов которой озаглавлен «Родословная альтруизма» (М., 2004) и «Генетика этики и эстетики», (М., 2004)[15], в которых автор отстаивает принцип генетического наследования морально-этических и эстетических основ личности. Справедливости ради следует отметить, что работы В.П. Эфроимсона были написаны более четверти века назад.

 К числу авторов, прекрасно чувствующих проблему устремленности новых детей, их озаренности и светоносности, разрабатывающих ее в художественных произведениях путем создания ярких и запоминающихся образов, относится замечательный писатель и педагог В.П. Крапивин, долгие годы возглавлявший в Свердловске отряд «Каравелла», имевший статус пионерской дружины. Своеобразие его художественного и педагогического творчества состоит в прямом обращении к детям с целью поддержки их уникальности, воспитания характера, формирования представления о нужности импульсов, направленных на изменение мира и исправление жизненных ситуаций, которые в них рождаются и реализуются подчас в формах, не всегда одобряемых окружающими. В.П. Крапивин учит всегда видеть суть явления, каким бы странным оно ни казалось внешне.

 К той же необходимости обратиться напрямую к детям через художественный текст пришел мастер и рыцарь гуманной педагогики Ш.А. Амонашвили, создав книги сказок и притч.

 Завершая обзор книг о новых детях, подчеркиваю, что отечественная научная и педагогическая мысль часто оказывается более глубокой и прозорливой, чем те «новинки», которые стремятся сегодня сделать сенсационными из чисто коммерческих соображений. Работы В.П. Эфраимсона, Ш.А. Амонашвили, В.П. Крапивина, обосновывающие эволюционность прихода новых детей и демонстрирующие системность работы по их утверждению в жизни, появились задолго до первых книг о «детях индиго».

 Что такое «крылья души»,

 или разумная духовность

 Новые дети – кто они? Под знаком этого вопроса в 2000 году в рамках общественно-научной конференции Международного Центра Рерихов «Новая эпоха – новый человек» прошел день, посвященный детям нового строя сознания. На конференцию было приглашено 27 детей от 5 до 17 лет. Как их отбирали и что служило показателем нового строя сознания? Среди приглашенных были дети с выдающимися музыкальными, художественными, мыслительными способностями, особым строем души, способные помнить и рассказывать сновидения и задуматься не о том, что получить от Деда Мороза, а о том, что ему подарить и пожелать. Были и те, кто проявлял способности, которые принято называть особыми.

 Что же нового удалось выяснить о природе новых детей за шесть лет, прошедших после этой конференции?

  Институт комплексных социальных исследований Санкт-Петербурга и Институт человековедения в Москве утверждают сегодня одно и то же: регистрируется появление детей с антропными изменениями – другими словами, на наших глазах появляются люди новой расы.

 Для того чтобы понять, что так оно и происходит – наряду с одной расой возникает и развивается другая – достаточно вспомнить находку под г. Владимиром, когда был вскрыт древний могильник, в котором найдены останки вместе похороненных двух детей, один из которых был неандертальцем, другой – представителем вида Homo sapiens.

 Регистрируемые антропные изменения проявляются в следующем.

 Стали рождаться дети, способные с самого начала фиксировать взгляд. У них отсутствует так называемое «перевернутое» зрение, свойственное прежним младенцам[16]. Они способны не только со дня рождения следить за перемещающимся предметом, взгляд их, по оценке взрослых, осмыслен. Взрослея, такие дети демонстрируют умение и желание смотреть прямо в глаза человеку, с которым общаются[17].

 Не всем взрослым нравится такое свойство, многие видят в нем некий вызов, даже если ребенок улыбчив и дружелюбен. На сегодня не существует статистики, дающей представление о том, сколько детей с врожденной способностью к фиксации взгляда появляется на свет, каков их процент относительно всех новорожденных. Проблема ждет своего исследователя.

 Второе замеченное качество – попытка новых детей исключить из своей жизни период ползания. Такие дети сразу же стремятся к передвижению с опорой на руки и ноги в позе циркуля[18].

 Не известно, как именно проявляемые свойства связаны с работой мозга, но ученые Института физиологии и высшей нервной деятельности, профессионально занимающиеся проблемой, утверждают, что новые дети появляются с равным образом развитыми полушариями головного мозга, тогда как обычно у человека одно из полушарий развито в большей степени, откуда берет начало деление на физиков и лириков, предрасположенность к точным или гуманитарным знаниям[19]. Равная развитость полушарий не отменяет предрасположенности к одной из областей деятельности, но способствует разносторонности проявляемых способностей. Новые дети могут и составлять математические задачники, и одновременно побеждать на конкурсе молодых музыкантов-композиторов. Специфика строя их головного мозга способствует формированию так называемой оси сверхсознания[20]: они сами не знают, откуда черпают знания о мире, и охотно ими делятся, стремятся к их передаче.

 Их особенность – целостное восприятие мира, объяснять которое становится нецелесообразным с точки зрения изучения отдельно взятой работы мозга или специфики строения сердечной мышцы. Целостное восприятие доступно только целостной личности, у которой в равной степени развиты интеллект и сердце, которая обладает высокой чувствительностью и волей к воплощению своих замыслов[21]. Проявленными качествами развитого сердца оказываются альтруизм и самоотверженность, нацеленность на помощь ближним[22]. Если обычно дети в старшем дошкольном и младшем школьном возрасте с презрением относятся к тем, кто младше, к «мелюзге», необоснованно, по-детски гордясь своей взрослостью, то новые сориентированы на поддержку младших, осознавая ответственность своей взрослости. В математическом задачнике, написанном восьмилетним Левой Бондаревым, помимо логических задач для сверстников, в каждом разделе есть «задачи для маленьких», как например: «Всего семь нот. Фа и Ля улетели. Сколько нот осталось?» Лева, конечно же, не знает методических секретов, согласно которым обучение математике должно вестись путем постепенной замены конкретного абстрактным. Но он интуитивно делает так, как нужно.

 Именно как проявление развитого сердца мы воспринимаем способность детей задуматься о том, кто поздравляет Деда Мороза с праздником, и обращаем внимание на тех, кто не только ждет, но и сам готовит для Деда Мороза подарки и обдумывает, через кого они могут быть переданы по назначению. Новые дети смотрят на мир вполне трезво и незаштампованно.

 Недавно в поле нашего видения оказалась десятилетняя Таня Шарп. Мама у нее русская, а папа – англичанин. Семья живет в Зимбабве, много путешествует. Но в какой бы стране Таня не оказалась вместе с родителями, она повсюду замечает маленьких обездоленных и всегда спрашивает, чем вызваны беды нищих детей. Родители Тани отвечают, что у их родителей не хватает денег даже на еду. Обдумывание проблемы привело к тому, что Таня сообразила, как и чем может помочь несчастливым сверстникам. Она написала сказку об одиноком тигренке, с которым никто не хотел дружить, нарисовала цветные карандашные рисунки и пробилась на прием к президенту Зимбабве, которому доказала, что настоящая иллюстрированная книга для многих детей – это роскошь. Поэтому она предлагает издать свою сказку и бесплатно раздать ее нуждающимся детям. Предложение Тани было оценено по достоинству. Проект был осуществлен[23]. Причитающейся ей авторский гонорар Таня также раздала тем, кто, по ее мнению, в нем более всего нуждался.

 Подходы к некоторым из проблем стали через шесть лет, прошедших после конференции «Новая эпоха – новый человек», может быть, чуть более ясными, хотя ситуация, связанная с детьми – носителями нового сознания, не упростилась.

 В противовес предложенным западным подходам в вычленении качеств новых детей мы сформулировали те критерии, которые нам кажутся важными при выявлении носителей нового сознания[24]:

 1. Развитый интеллект в сочетании с развитой природной нравственностью. Альтруизм, самоотверженность как качества развитого сердца.

 2. Ищут способ передать свои знания. Не передают их тем, кто, по их мнению, не способен понять то, о чем они говорят.

 3. В сложной ситуации не ломаются. В самых безысходных ситуациях находят силы, чтобы собраться и восстановиться. Знают, чего хотят. Проявляют волю, несговорчивость при поиске способов реализации своих замыслов.

 4. Целостность восприятия мира.

 5. Светимость. Рядом с ними чувствуешь себя легко.

 6. Ощущение связи с Высшим.

 7. Нацеленность на сотрудничество (проявляемая не всегда – иногда демонстрируют самодостаточность).

 8. Несогласие с негативным финалом, стремление исправить ситуацию.

 9. Устремленность к свободе.

 10. Искренность (проявленность внутреннего ребенка).

 11. Обладание энергией, с которой порой не могут справиться. Их необходимо учить управлять энергией, «заземляться».

 12. Любят действие – походы вместо сидячих игр.

 13. Сверхчувствительность, близкая к экстрасенсорике.

 14. Стремление к созданию своего жизненного пространства.

 15. Интуитивная способность разделять мораль от нравственности (внешние нормы, которые могут быть изменчивыми, оспариваемые с внутренними законами)

 Отмеченные качества могут быть присущи тому или иному ребенку в разном наборе и в разной степени проявленности. Обсуждение проблемы продолжается. Не исключено, что наблюдений и проявленных качеств окажется больше.

 Сегодня многие педагоги находят время и силы, чтобы заговорить с детьми о самом важном, связанном со смыслом человеческого существования. Осмелившись на подобные беседы, они получают поразительные результаты: дети открывают кладези принесенной в мир мудрости.

 

 Возвращаясь к началу статьи о противоречии нового сознания детей и старых проблемах взрослых, приходим к старой, как мир, истине: если мы хотим достичь успеха на пути к новой педагогике, к установлению новых принципов отношений с детьми и к детям, нам придется придерживаться золотой середины – не торопить ростки нового, проявляя терпение, и не притормаживая стремительного развития, чтобы не пропустить сроки; не замалчивать того нового, что встречаем в практике, и не делать из него сенсации, терпеливо и вдумчиво пытаясь осмыслить.

 Одним словом, взрослые должны подойти к ситуации, проявляя не просто всю присущую им чистоту и нравственность, но и превзойти себя, преобразиться – вот к чему взывает явление в мир новых детей. Категории нравственности должны перестать быть пустыми словами, присущими демагогическим воззваниям, и стать принципами повседневной этики.

 __________________________

[1] Из выступления доктора педагогических наук, профессора Московского городского педагогического университета Н.А. Горловой «Современный ребенок как субъект эволюции» на научном семинаре «Космическая эволюция человека и учение Живой Этики» в 2005 году.

[2] Там же.

[3] Lee Carrol, Jan Tober, 1999.

[4] Войтинас З. «Кто они, Дети Индиго?». (Калуга: «Духовное познание», 2003, – 176 с. (Siegfried Woitinas «Wer sind die Indigo-Kinder?»)

[5] «Как цвет помогает лучше понять твою жизнь» // Ли Кэрролл, Джен Тоубер, «Дети индиго». В 2 кн. Кн. 1. Тэпп Н.Энн. Знакомьтесь: феномен «Индиго». С. 28.

[6] Siegfried Woitinas, «Jenseits von Zeit und Raum».

[7] Collot d’Herbois, «Light, Dakness and Color, a Painting The rapy».

[8] Robert Ocker. Признанный специалист в области образования (университет штата Висконсин), магистр наук в области наставничества и психологического консультирования. Консультант начальных классов, автор учебной программы самоуправления школьников «Чемпионы» и устранения конфликтов через драматическое представление. Очерки «Путешествие к сердцу: видение пионерской парадигмы образования», «Приветствуйте маленьких детей как дар», «О самооценке Индиго» // Ли Кэрролл, Джен Тоубер, «Дети индиго». Кн. 1. С. 99-100. С. 113-116. С. 151-153.

[9] В интернетной страничке Тваймана (Twyman James) говорится: «Несколько лет назад Джимми Тваймэн решил использовать свои глубокие способности к музыке в духовном поиске. Вдохновлённый Святым Франциском Ассизским, Джимми отправился в путь с песнями о Мире и счастье, и пел их любому, кто захочет слушать…

  Во время тура по Европе случайные обстоятельства одно за другим привели его в страны, раздираемые на части войной: Боснию и Хорватию… О приключениях в Боснии и Хорватии им было рассказано в книге «Эмиссары Света». (По материалам сайта www.emissaryoflight.com Портал «Земля и Небо» www.earthsky.ru)

  28 января в Москве и 29 января в Санкт-Петербурге состоялся премьерный показ документального фильма «Эволюция Индиго», созданного при активнейшем участии Дж. Тваймэна. Выход фильма на экраны приурочен к Международному Дню Индиго, который проводится в эти же дни второй год подряд. Фильм одновременно показывался более чем в 100 городах по всему миру.

[10] Твайман Дж. «Если ваш ребенок не такой как все» / Пер. с англ. М., София, 2006. (Twyman James. Messages from Thomas. Rising Psychic Children. – Послания Томаса. Дети повышенной сверхчувствительности)

[11] Грей Джон. Дети с Небес. Уроки воспитания. Как развить в ребенке дух сотрудничества, отзывчивость и уверенность в себе / Пер. с англ. Е. Мирошниченко. М., «София», 2005. (John Gray. Children are from Heaven. Positive Parenting Skills for Raising Cooperative, Confident and Compassionate Children)

[12] Вёрче Дорин. Забота о детях индиго / Пер. с англ. С. Важненко. М., «София», 2005. (Doreen Virtue. The Care and Feeding of Indigo Children. California, London, Sydney, Johannesburg, Vancouver, Hong Kong)

[13] Дженкинс Пеги Джейн.

Воспитание духовности у детей / Пер. с англ. С. Важненко. М., «София», 2005. (Peggy J. Jenkins. Nurturing Spirituality in Children. Simple Hands-on Activities / F. 1995. Beyond Words Publishing, Inc., Hillsboro, Oregon)

[14] Спб.: Прайм-Еврознак, 2003. – 416 с.

[15] Книги опубликованы в рамках Федеральной целевой программы «Культура России» в серии «Устройство мира» библиотеки журнала «Экология и жизнь» тиражом в 1500 экз.

[16] Ряд качеств, проявляемых новыми детьми, взят из наблюдений доктора педагогических наук, профессора Московского городского педагогического университета Н.А. Горловой, которыми она делилась в ходе выступления «Современный ребенок как субъект эволюции» на научном семинаре «Космическая эволюция человека и учение Живой Этики» в 2005 году.

[17] Наблюдение сделано психологом И. Култашевой, на материале детских садов, которые работают по программам, учитывающим потребности новых детей.

[18] Из выступления Н.А. Горловой «Современный ребенок как субъект эволюции» на научном семинаре «Космическая эволюция человека и учение Живой Этики» в 2005 году.

[19] Свидерская Н.Е., Дащинская Т.Н., Таратынова Г.В. Пространственная организация ЭЭГ при активизации творческих процессов // ж. «Высшая нервная деятельность». 2001. Т. 51. № 3. С. 39-401.

[20] Свидерская Н.Е., Дащинская Т.Н., Таратынова Г.В. Способ активизации творческих процессов с участием «сверхсознания» // Экология и традиционные религиозно-магические знания. Этнологические исследования по шаманству и иным традиционным верованиям и практикам. 2001, Т. 2. С. 85-93.

[21] Михайлов Ф.Т. Первый постулат общего человековедения. Фрагмент очерка «Философия образования: ее возможности и перспективы».

[22] Эфроимсон В.П. Родословная альтруизма // Эфроимсон В.П. Педагогическая генетика. М., 2004.

[23] Результатом стало издание книги «Sharpe T. The Lonely Tiger». Harare (Zimbabwe), 2005.

[24] Сформулированные критерии родились в ходе обсуждения концепции предстоящей конференции 2006 года «Дети нового сознания», организованного программным комитетом. В обсуждении принимали участие ученые, педагоги, психологи, сотрудники Международного Центра Рерихов.