Педагогика Культуры

Общественный научно-просветительский журнал

Нравственно-мировоззренческий компонент образования: актуализация духовных ценностей


Ежов Михаил Борисович
,

учитель русского языка и литературы,

Санкт-Петербург

 

Девяностые годы двадцатого века были отмечены в России глобальными процессами перестройки государственного строя, что повлекло за собой комплекс изменений как социального, так и нравственно-психологического характера. Радикальная смена идеологии, обрушенная на сознание россиян под лозунгом «перестройки», была воспринята как первый и стремительный шаг в светлое будущее. Провозглашенный пафос свободы слова и печати не мог не раскрепостить и отдельного человека.

Всеобщее воодушевление сменилось скепсисом, когда обнажилась неизбежная реальность – разрушение прежних ценностей и ориентиров и отсутствие чего-либо, способного стать им заменой. Перестройка обернулась ломкой идеалов, на смену которым не предлагалось ничего. Подобная ситуация не могла не породить «культурный голод» и острую потребность его утолить. Это было вполне закономерным явлением, которого едва ли удалось бы избежать, однако, средний россиянин, возложивший на новую веху в политической истории России слишком большие надежды, почувствовал разочарование, оказался в ситуации растерянности, выбора между новой, насаждаемой официальной властью демократией и ставшей вдруг ретроградной коммунистической идеологией.

Разумеется, человек должен интерпретировать себя как ответственного субъекта в плане реализации ценностей. Однако, подобное невозможно в обществе, где индивиды не имеют представления о тех ценностях, за которые они должны быть ответственны. Последние же должны познаваться ими органично, и процесс этот должен начинаться как можно раньше, а не оставляться на потом, ибо вначале необходимо закладывать фундамент, а затем уже возводить здание. В огромной мере эта функция должна быть возложена на школу, ибо, как говорится в статье Артемьева В.М. «Ценности нового века: свобода и нравственность»: «Образование – основной канал целенаправленного внесения в общественное сознание приоритетных ценностей, несущим стержнем которых выступает свобода, соединенная с нравственностью. Сохранение и нравственно выверенное обновление образования позволит открыть новые перспективы личностного и социального развития»1.

Важная социальная функция образования – помочь человеку развить собственный потенциал, научить ориентироваться в жизни, осмысленно реагировать на постоянные изменения в мире, осваивать новые нормы общественной и гражданской жизни в динамично меняющемся обществе. В условиях работы современных средств массовой информации, когда на первое место выходит сенсация и коммерческий успех, большинство ценностей обесцениваются чрезвычайно частым и бессодержательным повторением, рассчитанным на «красное словцо». Среди них звучат как фальшивые, сиюминутные, так и подлинные, вечные культурно-нравственные ценности, которые должны составлять основу современного демократического общества и сознания гражданина, наделенного в равной мере, как правами, так и ответственностью.

Однако, все вышесказанное отнюдь не означает, что следует брать новые ценности из ниоткуда, заимствовать их или придумывать, механистически подгоняя действительность под какие-либо готовые или же мнимо верные и необходимые рамки. Культура всегда рано или поздно отторгает попытки имплантирования в нее органически чуждых ей элементов, какими бы привлекательными они ни выглядели в той системе, из которой их пытаются заимствовать. Поистине вечные ценности всегда остаются необходимыми элементами сознания человека и общества. Необходимо отыскать их, установив их подлинность и ценность, а затем актуализировать.

В связи с этим возникает ряд вопросов:

– Какие ценности? Где их искать?

– Как установить их подлинность и ценность?

– Как их актуализировать в сознании человека, пока с ними не знакомого, возможно, даже воспринимающего их как нечто чуждое?

Попытаемся ответить на них по порядку.

Итак, вопрос первый: где их искать? Представляется логичным предложить в качестве объекта поиска саму русскую культуру, менталитет, социальный опыт предшествующих веков. Это отнюдь не означает возврата в прошлое, не идет речи ни о каких ретроградных посылах. Как уже говорилось, истинные, вечные ценности не теряют своей значимости никогда и не становятся с течением времени ни лучше, ни хуже.

Известно, что культура имеет свойство меняться, находиться в постоянном движении. Юрий Михайлович Лотман в своей известной книге «Внутри мыслящих миров» ярко показал, какие процессы происходят в ней, и чем они обусловлены. Наличие различных кодов, сменяющих друг друга, стремление периферии к центру, актуализация то одних, то других «языков» обусловливает то, что меняется сознание индивида, человеческого коллектива, целого народа или эпохи. Неудивительно, поэтому, что между мировоззрениями различных поколений образуются «лакуны» - точки несовпадения, отсутствия общих представлений о каком-либо пласте культуры. Это утверждение соответствует и российской действительности с ее социальным и культурным расслоением, которое с каждым годом обозначается все ярче из-за того, что место интеллигенции постепенно занимает «образованщина», нацеленная, в первую очередь, на рыночные отношения в сфере интеллектуального «товара», в результате чего грань между первой и последней становится видна все отчетливей.

В частности, можно говорить о том, что современное поколение школьников в своем абсолютном большинстве выпало из культурного процесса, не владеет «языками» прошлых столетий, для них не актуален и не понятен их культурный код. Даже между такими относительно недалекими друг от друга веками, как девятнадцатый и двадцатый, ученики не могут установить никаких внятных культурных связей. Понятия, без которых не мыслится ни одна культура, которые не должны никогда терять своей актуальности для человека, к какой бы эпохе он не принадлежал, также остаются для современного ученика за чертой интересов, знания и понимания. Школьные уроки часто не погружают учащихся в художественные произведения, не выявляют заложенных в них нравственных и культурных ценностей, не актуализируют их в сознании учеников. Об этом говорят и сами представители педагогической профессии, это становится предметом обсуждения на конференциях, об этом же свидетельствуют и проведенные в современных среднеобразовательных учреждениях констатирующие эксперименты.

Однако, не следует обвинять учащихся в том, что они не владеют культурной памятью. Ответственность за это не может быть возложена на них лично. В статье И.В. Бусько «Философско-культурологический подход к основным понятиям теории ментальности» говорится, что «…огромное, по сути дела императивное, значение для общественной жизнедеятельности имеет межпоколенная передача информации, накопленной в социальном опыте. Поэтому в каждый момент времени формирование содержания коллективной ментальности в огромной степени зависит от его предшествующего наполнения»2. Из этого можно заключить, что нарушенная связь между поколениями явилась одной из основных причин выключенности современного школьника из истории, отсутствия у него исторической памяти.

Это тем более свидетельствует о том, что школа должна принять на себя ответственность за воспитание полноценного гражданина современного общества, для которого такие слова, как «свобода», «долг», «закон», «справедливость» и так далее, будут звучать не как пустой звук, но будут наполнены определенным смыслом, станут восприниматься как личностно значимые реалии общественной и нравственной жизни.

Очевидно, что перед школой стоит, кроме обучающей, еще и воспитательная задача. Тем не менее, тщательный анализ методической и педагогической литературы последних десятилетий показал, что проблема актуализации культурно-нравственных ценностей при изучении произведений школьной программы практически не разработана, так же, как их вывод на общечеловеческий уровень, за пределы конкретного художественного произведения и литературы в целом.

Отвечая на второй вопрос (как установить подлинность и ценность предлагаемых для актуализации категорий), необходимо сказать, что решающую роль здесь должно сыграть тщательное изучение философской, социологической, культурологической, а также лингвистической литературы. И, разумеется, наиболее значимых произведений художественной литературы, которые всегда содержат возможности для актуализации целого ряда культурно-нравственных ценностей. Определение же качества литературных текстов не входит в нашу компетенцию, да это и не нужно, поскольку в этом направлении уже проведена и продолжает вестись глобальная работа. Здесь же важно отметить именно то, что категории, предлагаемые для актуализации, должны быть «проверены временем» и контекстом конкретной культуры, в данном случае, русской.

Переходя к ответу на третий вопрос (как актуализировать ценности) нужно сказать, что особенно продуктивным в отношении реализации воспитательного компонента школьного образования оказывается предмет «Литература» в силу того, что изучаемые произведения оказывают на учащихся эмоциональное воздействие, как нельзя лучше подготавливающее почву для начала освоения культурно-нравственных ценностей. Это ни в коей мере не снижает значимости остальных школьных предметов и не освобождает их от воспитательной функции. Скорее, данное положение нагружает уроки и преподавателей литературы дополнительной ответственностью, предъявляет к ним дополнительные требованиями.

Каждое произведение искусства, каким бы вечным и непреходящим смыслом оно ни обладало, всегда имеет привязку к той эпохе, в которую было создано. Временем ее создания, его особенностями, обусловливаются и черты данного произведения, а зачастую и сам факт его создания зависит от того, когда и в каких условиях оно было создано.

Большинство самых великих произведений искусства и, в частности, литературы, создавались в условиях социальных потрясений, освобождавших новые таланты, течения, веяния, философские и социальные концепции, творческие силы сменяющихся поколений. Менялись представления о жизни, рушились идеологии, картины мира взаимодействовали друг с другом, преобразовывая друг друга и рождая новые.

Я отнюдь не являюсь сторонником чисто исторического подхода в изучении литературы, равно как и не считаю, будто можно исследовать произведение искусства, отбросив все, что сопровождало его создание, как делали формалисты. Преподаватель не может позволить себе сосредотачиваться исключительно на форме уже потому, что ему необходимо донести произведение до учеников, которые не являются учеными. Для них язык, на котором написано произведение, может быть, и зачастую действительно является, непонятным и даже, скажем прямо, чужим, несмотря на то, что остается русским. Дело в том, что меняется культурный код, на котором говорят писатели прошлых веков и читатели современные. Семьдесят лет после Великой октябрьской революции не могли пройти даром, за это время сменилось не одно поколение. Современный школьник зачастую не понимает того, что хотел сказать автор не потому, что является плохим читателем, но из-за того, что говорит на другом языке. Именно поэтому перед учителем стоит задача познакомить его с этим пока чуждым для него кодом, иным языком.

Невозможно уповать только на уроки истории, полагая, что знаний, которые они дают, достаточно для того, чтобы ученик мог увязать литературное произведение с той, эпохой, в которую оно было создано. Он этого не сделает, потому что исторические знание, получаемые на школьных уроках, носят абстрактный характер: они воспринимаются как информация о давно прошедших временах, не имеющих к современности и лично к ученику никакого отношения. Школьник не чувствует себя включенным в исторический процесс, не ощущает себя частью его.

На уроках литературы учителю необходимо погружать учеников в атмосферу той эпохи, к которой принадлежал автор. Здесь, разумеется, не обойтись без фактического материала. Но и сами чувствования, чаяния, надежды и разочарования не должны обходиться стороной. Все это необходимо для прочтения и понимания того произведения, которое изучается на уроке. Кроме того, при таком подходе устанавливается связь между литературными эпохами, между литературными произведениями и авторами. Школьник погружается в непрерывный творческий процесс, начинает ощущать себя частью его, а, следовательно, и культуры. Прежние ценности перестают казаться далекими и чужими, они актуализируются, «приближаются» к школьнику, начинают осознаваться им как часть той культуры, к которой он сам принадлежит.

Если актуализацию наиболее значимых культурно-ценностных понятий начинать хотя бы с пятого или даже седьмого класса, то можно добиться достаточно высоких результатов и говорить о том, что литература вполне справляется со своей не только обучающей, но и воспитательной функцией.

По моему мнению, актуализация понятий, означающих вечные ценности, должна носить комплексный характер и проводиться на материале изучаемых произведений, которые содержат в себе соответствующий потенциал. Особенно плодотворны в этом отношении, например, программы девятого класса (романтизм: Пушкин, Лермонтов), десятого (Пушкин, Лермонтов, Толстой, Достоевский), одиннадцатого (Ахматова, Шолохов, Пастернак, Солженицын).

В заключение заметим, что в данной статье мы не предлагаем никаких конкретных методик, алгоритмов или советов относительно того, как именно должны строиться уроки с элементами актуализации культурно-нравственных ценностей – ввиду того, что стратегия преподавания (конкретнее, воспитания) и логики построения уроков зависит от особенностей конкретного коллектива (класса) и должна создаваться учителем на основе их тщательного изучения путем анкетных и иных опросников, наблюдения и личного общения, которое практически всегда осуществимо для практикующего педагога. Это не значит, однако, что нельзя составить методики, которые можно было бы применять с известными поправками для создания уроков.

К таким выводам мы пришли, выполняя исследование об актуализации таких нравственных категорий, как воля, свобода, закон и долг, в сознании учащихся одиннадцатого класса.

_________________________________

1 Артемьев В.М. Ценности нового века: свобода и нравственность // Социально-гуманитарные знания. 2002, № 4, с. 173.

2 Стратегии взаимодействия философии, культурологии и общественных коммуникаций: Материалы всероссийской конференции, посвященной 10-летнему юбилею факультета философии человека РГПУ имени А.И. Герцена. – СПб.: 2003.

 

От редакции:

Проблема, затронутая в статье начинающего учителя, находит, частично, свое решение в организации Дня Культуры, многолетняя практика проведения которого в школах Санкт-Петербурга показывает возможность его использования как метода актуализации духовных ценностей

(см. лит.: “День единения в Культуре” /Пособие для педагогов по проведению школьного Дня Культуры – Изд-во «Левша. Санкт-Петербург», 2002.– 112 с.,  материалы нашего сайта, а также сайт:  www.culturaspb.ru )