Педагогика Культуры

Общественный научно-просветительский журнал

Читательская Вселенная Н.А. Рубакина


Бородина Валентина Александровна
,

доцент кафедры библиотековедения и теории чтения

Санкт-Петербургского Государтсвенного университета культуры и искусств,

 канд. пед. наук, член-корр. Международной академии

акмеологических наук

«Что такое книжное дело? Это дело – сама жизнь и борьба»

«Каждый человек есть клубок жизни – та точка Вселенной,

где сливаются воедино все науки»

Н.А. Рубакин

Николай Александрович Рубакин (1862-1946) – просветитель, ученый, писатель, библиограф, выдающийся специа­лист в области читателеведения – человек, любивший книгу и веривший в ее непреоборимую и светлую мощь. Масштабы его деятельности не могут не поразить любого, кто прикоснулся к его творчеству. Его вклад в культуру чтения как универсума человеческой жизни имеет культурно-историческое, теоретико-методологическое и практическое значение.

Наибольшую известность приобрел его фундаментальный труд «Среди книг», подобного которому не было в мировой библиографии. Труд этот имеет большое значение и для других наук. Это поистине смелая новаторская работа междисциплинарного характера, состоящая из четырех частей.

Н.А. Рубакина не зря называют энциклопедистом. Он – теоретик и практик системы наук, изучающих разные стороны чтения; публицист и ученый, просветитель и философ ноосферного масштаба. Его научная и практическая мысль развивалась по спирали, от простого к сложному. Выстроив его крупные работы в хронологическом порядке, нельзя не заметить восхождение читателеведческой мысли на основе принципа «лестницы» – «вперед и выше», преодолевая ступень за ступенью. Этот принцип сформулировал сам Рубакин. Апофеозом его теоретико-практической деятельности стала библиопсихология, представленная в книге «Психология читателя и книги».

Н.А. Рубакин родился в г. Ораниенбауме (ныне г. Ломоносов Ленинградской области) 1 июля  1862 года, умер 23 ноября 1946 года в Лозанне (Швейцария). Отец его – Александр Иосифович Рубакин – купец, торговал лесом, содержал бани и имел несколько домов в центре города. На сына он оказал мало влияния. Мать же Николая Александровича, Лидия Терентьевна (из старинной купеческой старообрядческой семьи), оказала решающее влияние на судьбу сына. В знак благодарности Рубакин свой фундаментальный труд «Среди книг» посвятил матери, двадцать лет работавшей среди книг и научившей его любить книгу и «верить в ее непреоборимую и светлую мощь» [4, с. 105]. Лидия Терентьевна много читала, любила книги и собирала их. Она приучила сына к чтению, внушила ему любовь к книгам и к знанию, способствовала поступлению своих сыновей Николая и Михаила в реальное училище в Петербурге, куда в 1875 году переехала семья.

Рубакин, обучаясь на естественном отделении физико-математического факультета Петербургского университета, одновременно прослушал курсы двух других факультетов – юридического и историко-филологического. Еще в студенческие годы он обнаружил призвание – быть энциклопедистом. И стал им, популяризируя научные знания, пропагандируя самообразование, внося уникальный вклад в психологию и педагогику чтения, книговедение, библиографоведение и библиотековедение – в целом, в читателеведение. Всю свою жизнь он оставался человеком с прогрессивными и демократическими взглядами. Девизом его жизни стала формула: «Да здравствует книга – могущественнейшее орудие борьбы за истину и справедливость».

Несмотря на то, что Н.А. Рубакин был эмигрантом – с 1907 г. он жил в Швейцарии – Советское правительство назначило ему особую персональную пенсию, которая позволила ему жить и работать до конца дней. На эти же деньги он содержал библиотеку, и все время пополнял ее. Рубакин завещал ее библиотеке СССР им. В. И. Ленина (ныне Российская Государственная Библиотека) в Москве, где она и находится, составляя особый фонд в 100 000 томов – «фонд Рб». Другую библиотеку – такую же по величине – он подарил в 1907 году Петербургскому отделу Всероссийской лиги образования.

Н.А. Рубакин выдвинул и обосновал идею «библиотечного ядра» – круга чтения, отражающего Вселенную.

В области самообразования им сделана колоссальная теоретическая и практическая работа. Он создал рекомендательные каталоги, написал две работы по самообразованию, показав, как надо «фехтовать» книгой. Итогом глубокой и разносторонней работы в читателеведении становится книга «Психология читателя и книги».

В Лозанне им был создан уникальный Международный институт библиопсихологии. Такого размаха и объема теоретической, экспериментальной и практической работы, выполненной одним человеком, Россия не знала. Приходится сожалеть, что имя Рубакина не используется в полной мере, хотя и существует Фонд его имени, и на родине в Ораниенбауме (ныне – Ломоносове) существует библиотека-музей Н.А. Рубакина.

Памятные даты – повод для привлечения внимания к тому вкладу, который внес ученый- энциклопедист Н.А. Рубакин. Такими датами являются: 110-летие со дня выхода в свет его исследования «Этюды о русской читающей публике», а также 100-летие фундаментального труда «Среди книг». Другие его наиболее известные книги – «Психология книги и чтения», «Письма к читателям о самообразовании» [2], «Практика самообразования» [3] – не потеряли актуальности и в наши дни.

В предисловии к «Этюдам о русской читающей публике» у Н.А. Рубакина есть такие слова:

«Ничто так не характеризует степень общественного развития, степень общественной культуры, как уровень читающей публики в данный исторический момент» [5, с. 35].

Они особенно значимы в наши дни, в дни экспансии компьютерной и видеокультуры, вытесняющих читательскую культуру. Упадок культуры чтения незамедлительно скажется на культуре в целом. Прогрессивная общественность, заинтересованная в сохранении культурного наследия, должна озаботиться возрождением культуры чтения, опираясь на позитивный опыт наших выдающихся соотечественников, внесших неоценимый вклад в теорию и методику чтения.

В трудах Н.А. Рубакина содержатся ответы на многие вопросы, относящиеся к читательской социализации1. К сожалению, с его наследием знакомы далеко не все, кто причастен к воспитанию человека читающего.

Результаты деятельности Н.А. Рубакина поражают. Он заменил собой целый научно-исследовательский институт. В его работах показан читающий мир и мир чтения России в контексте философии, социологии, книговедения, библиографоведения, библиотековедения, психологии, педагогики. Только одни названия глав «Этюдов о русской читающей публике» говорят сами за себя. Проблемы эти актуальны и сегодня. Как было бы полезно провести аналогичное исследование по изучению состояния чтения в России в наши дни! Узнать, что изменилось за сто с лишним лет – что приобрели, а что потеряли? Как разумно двигаться вперед? Факт потрясающий – Рубакин шагнул из XIX и XX веков в XXI век, в третье тысячелетие.

«Этюды о русской читающей публике» – это первая крупная работа Н.А. Рубакина; создана она на огромном материале, полученном в результате личной переписки с разными читателями за 6 лет (1889-1894 гг.); изучения работ, собранных по программе А.С. Пругавина; отчетов библиотек и материалов Санкт-Петербургского комитета грамотности. Прошло более 100 лет, но многие приведенные факты и сделанные выводы звучат так, как будто они сделаны сегодня. Он писал:

– о дороговизне книг,

– захудалости библиотек,

– приспособлении к низшим вкусам читателей – смертельной опасности для общества;

– любви не к книге, а переплету, к заполнению красивых книжных шкафов книгами в роскошных и изящных переплетах;

– о школе, которая не насаждает любви к чтению;

– о нравственной обязанности библиотек перед читателями;

– о необходимости учить читать, приохочивать к чтению, о содействии в выборе книг и облегчению пользования ими;

– о том, что библиотека должна показывать читателю хорошие или лучшие книги, а читатель пусть выбирает и идет вперед сам;

– о прогрессивном самовоспитании читателя.

«На мировоззрение читателя кладет глубокий отпечаток сама жизнь, те условия, в которых этому читателю приходится стоять, условия экономические, социальные и пр.» и «… если русский читатель и виноват в том, что он читатель немногочисленный и не ретивый, то в этом виноваты в значительной мере и те условия, в которых ему приходится существовать» [5, с. 92 и с. 81]

Стоит задуматься над такими выводами Н. А. Рубакина.

Представленные в «Этюдах…» характеристики различных типов читателей содержат знание, также актуальное для нас. Оно касается мотивации чтения, круга чтения, значения изучения читателей в целях его развития, о роли чтения – «бродильном грибке» быстрого обращения идей в разнообразнейших слоях общества, непременном условии образования и его развития, сознательного отношения к окружающей действительности. Современному профессиональному сообществу, болеющему за культуру чтения, напомним призыв Н.А. Рубакина по результатам проведенного изучения читателей в «Этюдах…». Он писал о необходимости дружной, сознательной, целесообразной работы, направленной на борьбу с книжным и читательским оскудением в разнообразнейших слоях общества [5, c. 101].

В своих трудах Н.А. Рубакин обосновал читателеведческое знание как знание, вбирающее в себя социальное, психическое, физиологическое, космическое и другие явления, происходящие одновременно. Он отмечал, что в любом, даже самом простом, факте всегда сосредоточивается множество сторон. А это значит, что в его рассмотрении, понимании, изучении участвует множество наук.

Рубакин так аргументирует это в работе «Среди книг».

Читатель как человек определенного сословия и общественного положения – факт юридический, поэтому должен изучаться наукой права. Читатель как покупатель книг характеризуется экономическим положением, следовательно, должен изучаться экономическими науками. Читатель живет в определенный исторический момент. Он – продукт исторической среды, исторического развития, представляет собой исторический факт. Он же и факт географический, поскольку принадлежит к определенной расе, занимает определенное место на земном шаре как житель конкретной страны. Читатель и факт психологический, представляя собой бесконечно сложное психическое образование. Но и как организм читатель является анатомическим и физиологическим фактом, химическим и физическим. Читатель и факт космический. Рубакин резюмирует, что в читателе сосредоточен целый ряд фактов, изучаемых одновременно множеством наук.

Такое представление Рубакина о Читателе как факте юридическом, экономическом, социальном, историческом, географическом, анатомическом и физиологическом, психологическом и космическом открывает перспективы акмеологического изучения мира чтения как факта единого и неразделимого. Рубакин, не употребляя термин «акмеология», на самом деле обозначил читателеведческое знание как акмеологическое, а чтение и читателя изучал целостно.

Н.А. Рубакин отмечал единство трех великих духовных сил, духовного развития человеческой личности, заключенных в книге. Это: знание, понимание, настроение. Такой триаде соответствуют все «книги как орудие трех великих сил», распределенные на три главные отдела. Рубакин называет их так: литература интимная или личных переживаний, литература социальной среды и литература среды космической.

Перечисленные три типа литературы теоретически и практически соответствуют трем кругам жизни человека (жизнь интимная, социальная и космическая).

«Мир интимный – это мир чувств, хотений и стремлений, мир моей любви, ненависти, моих симпатий и антипатий, моих чаяний и надежд, моей веры, моих идеалов, моих вкусов, инстинктов и привычек… Жизнь «задушевная», личная – самый узкий и самый тесный круг, если только человек не присматривается к самым основам и глубинам этой жизни; а присматриваясь к ним, он нашел бы в своей личной жизни элементы жизни социальной, общественной, а также и космической, мировой жизни Вселенной в ее целом. Ни один человек не может быть чужд ни той, ни другой, ни третьей. Каждый человек, чтобы жить, должен их знать и понимать. Этого требует простое самосохранение». [2, с. 34]

В рамках библиопсихологической теории, разработанной Рубакиным, существует типология книг, также содержащая триаду. Это книги интеллектуального, эмоционального и активного типа, отражающие центральное ядро человеческого ума, чувств и воли. Он призывал знать книгу, понимать и ценить ее; любить и верить в нее; вырабатывать в себе умение работать при помощи книги для себя и для других.

Как никогда актуален вопрос о том, что читает подрастающее поколение, для чего и как. Ответ мы также находим у Рубакина. Он акцентировал внимание на оценке всякой книги с точки зрения главного критерия: человеческой личности – мыслящей, чувствующей, страдающей.

«Что ты, книга, можешь дать мне, личности человеческой, мне – такому, каков я есть, моему уму, моему чувству, моей жизни, борьбе, которую я веду, работе, которую я делаю или намерен делать, в тех условиях, в которые меня поставила судьба-фортуна или судьба-злодейка?

 Что ты, книга, даешь вообще личности человеческой…?

Ты, книга, что, собственно представляешь из себя и какому именно господину служишь?

И какие именно перемены ты намерена или можешь внести в мою и вообще человеческую жизнь? Каковы же твои намерения, цели и средства?

Мне, личности человеческой, далеко не все равно, какой ответ ты даешь на все эти вопросы». [4, с. 130-131]

Это ответ и руководство к действию всем тем, кто составляет программы чтения в системе образования, и, прежде всего, дошкольного и школьного. Это и предостережение – не «Гарри…» единым! – для книгоиздателей, для чиновников всех уровней и рангов, управляющих культурой чтения в целях ее сохранения (или уничтожения?). Складывается впечатление, что сознательно или по недомыслию уничтожается читательская культура, в целом, и в педагогическом образовании, в частности, – ей мало внимания уделяется в школьном образовании в силу многих причин.

Движение за сохранение культуры чтения должно идти и сверху, и снизу. Пока озабочены лишь наиболее прогрессивные специалисты, имеющие отношение к чтению и радеющие о высоком статусе культуры чтения в России. Их волнуют проблемы мотивации и круга чтения, снижение уровня культуры чтения.

 

Приведем некоторые факты. По данным международного тестирования, проведенные в рамках программы PISA – Programme for International Student Assessment: Monitoring Knowledge and Skills in the New Millennium (Программа международной оценки обучающихся: Мониторинг знаний и умений в новом тысячелетии) среди 32 стран Россия оказалась на 27 месте в 2000 году и среди 40 стран на 30 месте в 2003 г. Данные ВЦИОМ (Всероссийского центра изучения общественного мнения) – 73,5% нечитателей и почти нечитателей не противоречат уже приведенным цифрам. Экспериментальные данные по изучению продуктивности чтения 2 подтверждают снижение уровня культуры чтения. Если в 80-е годы XX века было 48% непродуктивных читателей, то в начале XXI века их количество увеличилось до 67%. Все это не может не тревожить.

 

Вернемся к наследию Н. А. Рубакина. Сформулированный им принцип – примат личности – как первый принцип книжного дела и читательской культуры дополняется вторым принципом – примат жизни над книгой. Это нашло отражение в его психофизиологических формулах книг и читателей. Он отмечал естественное слияние психологической и социальной составляющей книжного дела и читательской культуры, личной и общественной, интересы и требования Вечной истины – с интересами и требованиями злобы дня [4, c. 204].

В отношении детей и подростков Рубакин считал важным единство трех сторон в воспитании их как читателей – интеллектуальной (или рассуждающей), эмоциональной (или чувствующей), волевой (или действующей). Опираясь на эту концепцию, Рубакин призывал учитывать психологию детского возраста, особенно при составлении каталога детского отдела.

Он отмечал, что ребенок – Человек, а не объект для педагогических манипуляций; за ним необходимо признать гражданскую свободу и право на самоопределение, право на собственные вкусы, привычки, потребности, собственные соображения, право идти в жизнь своей дорогой. Но при этом надо помогать детскому сознанию вырабатывать свое собственное видение:

«Каждому маленькому читателю должен быть дан в руки целый каталог хороших книг – пускай сам читатель выбирает из них, что знает и как знает, и научается при этом выбирать, соображаясь со своим умом и вкусом, а не с возрастом». [4, c. 206]

Далее он замечает, что если ребенок не может самостоятельно справиться, пусть идет за советом к педагогу по собственному побуждению и желанию, а педагог должен разумно помогать.

Другой важный тезис, которым нужно руководствоваться и в наши дни, звучит так:

«Если читатель не идет к хорошей книге, надо сделать так, чтобы сама книга пошла к нему. И пошла именно та самая, которая может затронуть данную читательскую душу», а для этого «надо вдумываться в душу читателя». [4, с. 169]

Символично, значимо в его трудах звучит слово «лестница». Оно – образ, понятие, символ. Употребляется по отношению к каталогам, чтению, читателям, т.е. по отношению к разным читателеведческим явлениям. Образно, емко по смыслу звучит такая мысль Рубакина:

«По таблице каталога он (читатель) будет взбираться к высотам философии, как по лестнице…Схема каталога должна быть такова, чтобы продвигаться вверх могли по ней всякие, даже все читатели, даже самые неподготовленные, непросвещенные». [1, с. 136]

Он считал, что каждый отдел каталога должен представлять собой лестницу, на которой должны быть распределены книги по ступеням трудности их понимания. Рубакин писал о такой правильно организованной библиотеке, в которой имеется практическая возможность для каждого читателя по любой науке идти вперед и вверх, с любой ступени лестницы, куда угодно самому читателю.

Не обойдена и проблема удовлетворения потребностей читателей. При этом Рубакин выступал против приспособления библиотеки к читателю:

«Спрос – это первая ступень лестницы, с которой данный читатель начинает собственное чтение и образование. Но ведь за первой ступенью должна следовать вторая, третья и т.д., целая лестница ступеней, ведущая на самые верхи человеческого знания, понимания, настроения, или выражаясь терминами Гюйо (французского философа, поэта, драматурга – 1854-1888 гг.), за началом жизни каждой отдельной личности следует расширение этой жизни, углубление, возвышение, интенсификация ее». [1, с. 139-140]

И по сей день сказанное Рубакиным является не только актуальным, но и вписывается в новую струю читателеведения – акмеологический подход к решению проблем чтения в компьютерную эпоху.

«Пусть читатель спрашивает для своего чтения, что угодно. Первое дело – не отгонять читателя. Второе…– показать ему ту лестницу, по которой он, именно он, – такой, какой он есть, – может идти вперед и вверх. Третье дело – показать ему значение этой лестницы в деле его личного общего образования… Четвертое дело … – дать возможность идти по этой лестнице вперед и вперед, все выше и выше…, не теряя из виду значение этого восхождения для жизни». [1, с. 140]

Книги Н.А. Рубакина для педагогов и библиотекарей должны стать настольными. Часть из них приведена в списке литературы к статье. Полезно рассмотреть в отдельной работе для повышения профессиональной культуры чтения учителей и библиотекарей разработанную им теорию и практику самообразования.

«Всегда и везде служить возвышению читателей» – призыв человека, очарованного книгой и чтением и отдавшего всю свою жизнь этому служению. Этот призыв должен стать основой национальной политики возрождения высокой культуры чтения в России.

Наследие Рубакина – это поистине Читательская Вселенная, в которой читающий мир и мир чтения велик и богат, разносторонен и глубок, сложен и доступен, полезен и красив, сокровенен и возвышен в эволюционном и ноосферном понимании.

«История читающей публики – одна из интереснейших и ярких страниц из истории общественного развития». [5, с. 35]

 

Цитируемая литература:

1. Рубакин Н.А. Основные задачи библиотечного дела // Н.А.Рубакин. Избранное: В 2-х т. - М.: Книга, 1975. –

Т. 2, с.127-146.

2. Рубакин Н.А. Письма к читателям о самообразовании // Н.А.Рубакин. Избранное.  – Т. 2, с. 3-126.

3. Рубакин Н.А.Практика самообразования // Н.А.Рубакин. Избранное. – Т. 2,  с.147-247.

4. Рубакин Н.А. Среди книг // Н.А.Рубакин. Избранное. –Т. 1, с. 107-210.

5. Рубакин Н.А. Этюды о русской читающей публике // Н.А.Рубакин. Избранное. – Т. 1, с..35-104.

 

Библиография:

I. Работы Н.А.Рубакина:

1. Рубакин Н.А. Избранное: В 2-х т. – М.: Книга, 1975.

2. Рубакин Н.А. Психология читателя и книги. Краткое введение в библиологическую психологию. – М.: Книга, 1977. – 264 с.

3. Рубакин Н.А. “Сквозь долгие годы”: Письма Н.А.Рубакина к В.И.Вернадскому / Публ. А.Г.Чернова // Природа. – 1963. – № 4, с.73-74.

4. Рубакин Н.А. Среди книг: Опыт обзора русских книжных богатств в связи с историей научно-философских и общественных идей. Справочное пособие для самообразования и для систематизации и комплектования общеобразовательных библиотек, а также магазинов. – М.: Наука, 1911– Т.1.Языкознание, литература, искусство, публицистика, этика в связи с их историей. – 1911. – 752 с. Т.2. – 1913. – 928 с., Т.3, ч.1. – 1915.

5. Рубакин Н.А. Что такое библиологическая психология. – Л.: Колос, 1924. – 61 с.

6. Рубакин Н.А. Этюды о русской читающей публике. Факты, цифры и наблюдения Н.А.Рубакина. – СПб., 1895. – 246 с.

7. Рубакин Н.А. Среди тайн и чудес. – М.: Госполитиздат, 1960. – 239 с.

8. Рубакин Н.А. Тайны мироздания. От бесконечно большого до бесконечно малого. – Нью-Йорк, б.г. – 36 с. – (Научно-популярные лекции для самообразования).

 

II. Литература о Н.А.Рубакине:

1. Айзенберг А.Я. Виднейший теоретик и практик самообразования: (К выходу в свет “Избранного” Н.А.Рубакина) // Советская педагогика. – 1976, – № 7, с.141-143.

2. Мавричева К.Г. Н.А.Рубакин (1962-1946). – М.: Книга, 1972. – 176 с. – (Деятели книги).

3. Разгон Л.Э. Под шифром “Рб”. Книга о Н.А.Рубакине (1862-1946). – М.: Знание, 1966. – 127 с.

4. Рубакин А.Н. Рубакин: Лоцман книжного моря. – 2-е изд., доп. – М.: Молодая гвардия, 1979. – 204 с. (Жизнь замечательных людей).

5. Утков В.Г. Уроки Рубакина // Сов. библиография. – 1986, № 1, с.69-76.

6. Фонотов Г.П. Человек, любивший книгу и искавший истину// Мир библиографии. – 2004, № 5-6

7. Хомякова И.Г. “Идеалы демократии – мои идеалы”: (Об участии Н.А.Рубакина в общественно-политической жизни страны) // Сов. библиография. – 1991, № 5, с. 35-49.

 

В справочной литературе:

Рубакин Н.А. // Энциклопедический словарь Брокгауза – Ефрона. – Т.27(п/т 53). – СПб.: 1899, с.196.

Рубакин Николай Александрович // Рос. пед. энциклопедия. – М.: 1999. – Т.2, с .284-285.

 

Подробную библиографию по Н.А. Рубакину, составленную ст. научным сотрудником отд. ГПНТБ СО РАН Павловой И.А. –  см. –   http://www.prometeus.nsc.ru/archives/exhibits/rubakin.ssi