Педагогика Культуры

Общественный научно-просветительский журнал

Шапошникова Людмила Васильевна

ВЕСТЬ КРАСОТЫ

Предисловие к сборнику:

Рерих С.Н. Стремиться к Прекрасному. – М.: Международный Центр Рерихов, 1993. – 120 с.

 

«Можно только определенно сказать, что моя любовь к природе,

к искусству, изучение философии и внутреннее устремление

к духовному миру давали мне самое большое вдохновение,

являлись путеводными звездами и создали самые бесценные

сокровища моей жизни».

С.Н.Рерих

 

Помню напоенную пряными ароматами ночь Индии, яркие звезды, запутавшиеся в странно изогнутых ветвях, казалось, нездешних деревьев, высокую прямую фигуру с царственно поднятой седой головой и старого искусствоведа, стоявшего на ступеньках и объяснявшего что-то седоглавому. Тот же слушал как-то рассеянно и невнимательно и искал глазами кого-то там, в ночной темноте. Потом эти глаза вдруг остановились на мне.

– Входите, я вас ждал, – неожиданно сказал он мне, сходя со ступенек крыльца. И я вошла. Вошла в тот удивительный волшебный мир, где продолжал царить дух тех двух Великих, давших жизнь стоящему передо мной. Вошла, чтобы больше никогда из него не уйти. Так состоялась в 1968 г. моя первая встреча со Святославом Николаевичем Рерихом, младшим сыном Елены Ивановны и Николая Константиновича Рерихов, художником и мудрецом. Потом были и другие встречи, и каждая из них наполняла мою жизнь каким-то новым и неожиданным смыслом. Мы беседовали с ним часами в его мастерской, где на мольберте стояла очередная незаконченная картина, стены были увешаны тибетскими танками и индийскими средневековыми миниатюрами, а на книжных полках стояли старинные бронзовые фигурки удивительной и редкой красоты.

И вот теперь, когда передо мной лежит сборник работ Святослава Николаевича, я понимаю, что не смогу писать только об этих статьях и выступлениях. Мне очень трудно оторвать все это от того человека, которого я знала, любила и которому многим обязана. Сборник назван: «Стремиться к прекрасному». Пожалуй, нет иной такой фразы, которая бы играла в жизни и мыслях Святослава Николаевича такую же роль, как эта. Для него слова – «Будем стремиться к прекрасному» были как бы фразой-заклинанием. Особенно часто она звучала в его устах в конце 1989 г., когда он приехал в нашу страну в связи с организацией Советского Фонда Рерихов. Он подписывал ею свои фотографии, говорил ее почти во всех интервью, которые он давал газетам и журналам, произносил ее с экрана телевизора. Для него она была наполнена глубочайшим смыслом.

Мы можем условно разделить работы сборника на две неравные части: прекрасно сделанные художественные эссе, свидетельствующие о незаурядном литературном таланте автора, и «наговоренные» тексты его выступлений перед различной аудиторией и по радио. В последних присутствует его живой голос, который полностью компенсирует шероховатости стиля, неизбежные в данном случае. И те и другие представляют огромную ценность и для характеристики самого автора и для оценки самого Рериховского наследия.

Рериховское наследие. Великая целостность, где каждая часть самобытна и автономна, но все вместе – единое целое. Святославу Николаевичу принадлежит в нем одна четвертая часть. Все четверо Рерихов являлись единомышленниками. Их вели по жизни одни и те же идеи, одни и те же задачи, одни и те же Учителя. «Живая Этика» или «Агни Йога» пронизывала творчество всех членов этой уникальной семьи. Она же сформировала и их мировоззрение. Николай Константинович Рерих назвал это мировоззрение энергетическим. Энергетика одухотворенного Космоса, согласно концепции «Живой Этики», связывает все его части, начиная от атома и человека и кончая космическими телами пока еще нам неведомых размеров и качеств. Эта энергетика является главным условием и главным двигателем космической эволюции человечества. Все то, носителем чего является человек – его чувства, его мысли, его дух, его тело, его традиции, его стремления, восприятия и т.д., энергетичны по своей сути и взаимодействуют с общей космической энергетикой.

Сказать, что С.Н.Рерих был последователем энергетического мировоззрения «Живой Этики», значит сказать очень мало. Он был не только последователем, но и толкователем этого мировоззрения. Как зрелый философ, он по-своему сумел осмыслить и развить его важнейшие проблемы. «Наше внутреннее стремление к чему-то более совершенному, – говорит он об источниках своего вдохновения, – более прекрасному является той великой внутренней силой, которая изменяет нас и изменяет также нашу жизнь. Без этого внутреннего пламени человек не может разбудить в себе скрытые энергии и не может подняться на более высокий уровень знания и опыта. Это внутреннее стремление к своей кульминации пробуждает определенные нервы, которые являются проводниками скрытых энергий»[1].

Удивительно точные слова – «внутреннее стремление к своей кульминации» – дают нам представление об уровне энергетического мышления Святослава Николаевича.

Его привлекали те энергетические категории, к которым он был наиболее близок, опыт в познании которых накопил в течение своей жизни. Красота, ее суть и ее роль, ее энергетика занимали, пожалуй, первое место в этом опыте.

«Невыразимая аура славы, излучаемая великим произведением, это эманация скрытых вибраций, которые закреплены в структуре великого произведения искусства. Волшебство чувств, мыслей и сильных желаний великих мастеров пленены в произведении, излучаются на зрителя и пробуждают в нас сходные ответные чувства помимо чисто энергетического и духовного понимания того, о чем говорится. Мы отзываемся на более совершенные сочетания и называем их прекрасными. Мы ценим более совершенное равновесие и гармонию, так как мы отзываемся на естественный эволюционный поток, выявляющий более совершенные формы и сочетания цвета, звука, слов и формы. Эти великие произведения являются кладовыми громадных энергий, которые могут активизировать и изменить миллионы зрителей и повлиять на бесчисленные поколения через весть красоты, излучающуюся из них. Такова необыкновенная власть искусства, скрытая сила, всегда присутствующая и активная в великом произведении».

В этом небольшом отрывке заложена концепция Красоты во всем ее энергетическом богатстве. «Естественный эволюционный поток, выявляющий более совершенные формы и сочетания цвета, звука, слов и формы» – есть та сформулированная Святославом Николаевичем Истина, которая ставит Красоту и, в частности, искусство, в энергетический ряд космической эволюции, придавая ей важнейшую роль в этой эволюции и объясняя извечную, нередко бессознательную тягу человека к Красоте. «Красота спасет мир», – в свое время сказал Ф.Достоевский. «Осознание красоты спасет мир», – уточнил Н.К.Рерих. Ибо Красота есть та высшая энергетика, которая и формирует тот «естественный эволюционный поток», о котором повествуют книги «Живой Этики».

Предлагаемый читателю сборник открывает раздел «Свет искусства». В нем Святослав Николаевич высказал свои главные мысли о характере и сути Прекрасного. «Для меня реально и очевидно, что в искусстве и Красоте заключены сверхъестественные силы». Он употребляет слово «сверхъестественный» отнюдь не в расхожем его смысле, а имея в виду ту энергетику высоких вибраций, которая пока еще недоступна человечеству как таковая.

Красоту, с которой мы соприкасаемся в нашем плотном физическом мире, можно условно разделить на две группы. Красота, созданная энергетикой Природы и несущая в себе ее дух, ее силу, и Красота – рукотворная, результат творчества самого человека и также несущая в себе его силу или дух – энергию. Возникая на разных уровнях, и Красота природная и Красота рукотворная тем не менее имеют в себе много общего, ибо та и другая подчиняются тем же энергетическим законам, которые мы называем Великими законами Космоса. Святослава Николаевича как художника и мыслителя привлекала в первую очередь тайна Красоты рукотворной. Он исследует ее механизмы, пытается определить ее скрытые пружины и проявить ее сокровенные корни.

Красота не может быть создана без высшего идеала, справедливо считает он. Разрушение этого идеала – духовного или эстетического – приводит к обезображиванию жизни, к гибели ее эволюционного стержня. Утерю высшего эстетического идеала мы сейчас наблюдаем в нашей стране. На смену разрушенному идеалу идут фальшивые ценности западной массовой культуры, которая калечит неустойчивую энергетику тех, кто так или иначе оказался подвержен такой «культуре». С этой точки зрения работы Святослава Николаевича имеют для нас непреходящее значение. Вестник Красоты и ее творец он не уставал разъяснять ее эволюционно-энергетический смысл, настаивал так же, как и его отец, на непреложности осознания этого смысла: «…поиск прекрасного является наследственной эволюционной силой».

Эта «наследственная эволюционная сила» зазвучала в человеке с самого начала его существования и развивалась в нем на протяжении тысячелетий его истории. Без этой природной силы не могли бы сформироваться ни культура, ни творчество, ни связь с Высшим. Сила эта носила религиозный характер, так же, как и самые первые петроглифы, высеченные человеком на скале, или первые его росписи, или вылепленные им фигурки богинь. Иными словами, искусство, появившееся на заре человеческого сознания первой звездой связи с нездешним, уже несло в себе духовно-энергетическую силу поиска прекрасного. И если развить эту мысль далее, то ощущение прекрасного, заложенного в человечестве с первых его шагов, создавало человека духовного, способного к дальнейшей эволюции. Труд же дал возможность этому человеку выразить себя и сотворить, подобно Богу, Красоту по Великому космическому закону. Поэтому искусство, реализованное в рукотворном труде, несло человеку и связь с Высшим и способность ощутить себя этим Высшим. Именно искусство показало ему, что каждый художник есть Бог, созидающий истинную Красоту и увлекающий остальных к Высшему этой Красотой. Вазари, например, писал о Леонардо да Винчи: «...все его творения являются результатом божественного предназначения, а не искусством, созданным человеком».

Вот это «божественное предназначение» и делало художника Великим мастером, чья роль в космической эволюции человечества была равноценна роли тех Великих душ, которые несли человечеству свет новых учений или философские концепции, способствующие познанию окружающего мира.

В первой же лекции сборника Святославом Николаевичем поставлена интересная проблема – какие процессы содействуют появлению таких Мастеров и какова их действительная роль в эволюции. Подобная проблема до сих пор серьезно не обсуждалась в искусствоведении, но для самого искусствоведения являлась, может быть, самой важной.

«Эти поиски высших ценностей, – говорил он в лекции о гуманизме в искусстве, – повторяются периодически, и кульминацией обычно является момент, когда дремлющие до сих пор творческие силы раскрываются и появляются Великие души, будто притянутые невидимым, неизвестным магнитом, чтобы, используя весь накопленный опыт прошлого, создавать новые формы и сочетания. Эта переоценка высших человеческих ценностей всегда являлась одним из самых мощных стимулов для продвижения вперед».

«Переоценка высших человеческих ценностей» и создавала очередную ступень эволюционной лестницы космического восхождения человечества, которую творили и Великие души и Великие мастера. Эта мысль С.Н.Рериха вскрывает энергетическую суть персонифицированной или одухотворенной эволюционной пружины. Всегда избегавший цитат он все-таки приводит фрагмент из книги Алеша «Очерки Ренессанса в Италии», созвучной его взглядам и размышлениям:

«В истории человечества, – пишет Алеш, – иногда случалось, когда целые поколения затрачивали огромную энергию, чтобы решить некоторые важные проблемы, и вдруг неожиданно появлялся человек, которому становилось доступно то, чего с огромными усилиями достигали другие, да и то только частично. Решение им этих проблем напоминало хорошо созревший фрукт. Таким человеком был Леонардо да Винчи, сочетавший в своем искусстве все предыдущие достижения эпохи Ренессанса. Как будто тогда была проделана только подготовительная работа, а настоящая работа должна начаться только теперь».

Появление Великой души или Великого мастера связано с энергетической работой целых поколений человечества, участвующих в процессе энергоинформационного обмена. Великий мастер есть эволюционная кульминация этого обмена. Леонардо да Винчи был одним из них.

«Безусловно, – писал Вазари, – можно утверждать, что столь щедро одаренная природой личность не может называться обычным человеком. Это, если можно так выразиться, смертный Бог». Великий мастер есть Бог, или проявление Высшего творчества на Земле. Здесь возникает еще одна интересная и важная проблема – соотношение миров различных измерений в формировании или в эволюции Бога или богочеловека, каковыми являются Великие души и Великие мастера, творцы новых учений, философий, великих произведений искусства. Наш плотный земной трехмерный мир, по всей видимости, играет в этом процессе важнейшую роль. Диалектика космической эволюции заключается именно в том, что без грешной Земли нет богочеловека. Первые шаги Великого неотделимы от этого мира. Он как бы опирается на плотную энергетическую основу земного человечества, чтобы взлететь туда, где ждут его миры иных измерений, иных состояний материи. Но мы были бы неправы, если бы восприняли эту мысль прямолинейно. Ведь в любом процессе возникает «улица с двусторонним движением». Эволюционный процесс вхождения в плотную материю, а затем выхода из нее, заключает в себе главную энергетическую суть самой космической эволюции. И наш плотный мир есть необходимейшая энергетическая категория этой эволюции. Великий мастер или Великая душа, делая свои первые шаги по плотному миру, опирается на его энергетику, а затем уже ведет сам человечество дальше и выше, создавая своим творчеством то энергетическое поле, которое облегчает и ускоряет эволюционный путь самого человечества.

«Смысл претворения мысли в произведении, – писала в одном из своих писем Елена Ивановна Рерих, – очень глубок, иначе говоря, он является притягательным магнитом и собирает энергию. Так каждое произведение живет и способствует обмену и накоплению энергии»[2].

Энергия произведения искусства является особой энергией. Она больше, чем что-либо другое на Земле, связана с энергетикой миров иных измерений. В Великом мастере, в его творчестве, как бы звучат струны этих нездешних миров, ибо ни одно явление на земле не может быть познано или понято без этой музыки, без ее тонкой энергетики, которая присутствует также в каждом из нас и складывает миры нашего духа.

Творчество Великого мастера зарождается где-то на тончайшей грани, соединяющей миры иные с нашим, той грани, которая потом и отразит светом или мыслью Красоту этих миров в самом произведении. «Наш творческий процесс, – пишет Святослав Николаевич в одном из писем к П.Ф.Беликову, – это воплощение нашего внутреннего мира, звучание нашего духа. Но так же, как бывает трудно, подчас невозможно выразить словами то, что мы ощущаем в глубинах наших сердец, так же трудно, даже труднее бывает воплотить это в двух измерениях полотна. Всякое истинное творчество неразрывно связано с внутренним миром художника и в известной степени является мерилом его истинного Я. Я говорю в известной степени, ибо разные физические ограничения неизбежно налагают свою печать».

Подобный опыт самого Святослава Николаевича был столь богат и разнообразен, что, может быть, он, как никто другой, чувствовал те «физические ограничения» нашего плотного мира, которые с особой силой проявляются именно в художественном творчестве. Здесь возникает противоречие, которое и составляет суть действия между желаемым и действительным, между мечтой и ее реализацией. Это желаемое и мечта рождаются в нездешнем мире, но воплощаются на нашей Земле. Поэтому творчество в области Красоты и искусства несет нам дыхание и аромат иных миров, одаряя нас их энергетикой. И чем выше мастер по своим устремлениям и идеалам, тем ощутимей энергетика миров иных измерений. Великий мастер своим трудом и талантом преодолевает противоречие между плотным и тонким состоянием материи и максимально приближается, находясь в плотном мире, к понятиям тонким – желаемому и мечте. Он как бы преодолевает сопротивление плотной материи, совершая прорыв в неизведанные глубины Космоса, соприкасаясь с более высокими измерениями и впитывая в себя энергетику их миров. И тогда он становится Богом, как пишет мудрый Вазари, всемогущим и всеведущим.

«Подобно Прометею подлинный художник приводит нас к Небесному огню своего великого вдохновения, опыта и красоты, а подобно Орфею он выстраивает посредством гармонии своего искусства стены своего Небесного города». Возможно, что именно этот Небесный огонь Красоты и притягивает нас к творениям Великих мастеров, влияет на нас, организует нашу энергетику в том единственно верном направлении, которое соответствует самому естественному потоку эволюции.

«...не только внешняя форма и концепция, – говорил Святослав Николаевич, – действует на человека, а более всего та таинственная сила, которая содержится в наиболее совершенных пропорциях, которые мы склонны называть великим искусством. Это инстинктивный ответ человека на что-то более прекрасное и совершенное, к чему стремится вся природа через свои великие эволюционные силы, заложенные в каждом из нас, в каждом проявлении жизни».

В этих строках заключена великая Истина о том, что энергетика Красоты, энергетика искусства имеет на человека эволюционное влияние, пробуждая в нем те эволюционные силы, которые и направляют всю его жизнь. Сама эта Красота, созданная Великим мастером, может выражать Истину языком искусства, энергетика которого тоньше и богаче словесного языка. Существуют различные методы воздействия на энергетику человека и передачи ему необходимой информации. Искусство является наиболее концентрированным и всесторонним методом воздействия не только на мозговые центры человека, но и на все остальные.

«Свет искусства окажет влияние на многочисленные сердца, озарит их новой любовью. Сначала это чувство будет неосознанным, но затем оно очистит человеческое сознание». Красота, даруемая истинным искусством человечеству, несет каждому новому эволюционному витку свои открытия. Новая любовь, о которой пишет Святослав Николаевич, есть достояние надвигающейся ступени космической эволюции. Она встретит человечество у тех особых ворот, ключ от которых, по выражению Рабиндраната Тагора, находится в исключительном владении современного искусства.

Указывая на важнейшую эволюционную роль Красоты, Елена Ивановна Рерих писала в одном из своих писем: «...истинное устремление к красоте приведет нас к пониманию высшей красоты законов, управляющих Вселенной, выраженных в Совершенном Разуме и Совершенном сердце»[3]. Эволюция как таковая направлена к Красоте и правится ее законами.

«Истина в Красоте, – сказано в одной из книг «Живой Этики», – Космос утверждает на этой формуле эволюцию. Космос направляет мир к овладению Красотою»[4]. Исследуя и осмысливая «Священное царство красоты», по его же собственному выражению, Святослав Николаевич каждый раз находил в нем все новые и новые грани. Будучи оригинальным философом и прекрасно владея энергетическим мировоззрением, он обращает наше внимание на те стороны энергетического процесса Прекрасного, которые мы возможно и не замечали.

Николай Константинович Рерих строил свою концепцию исторического процесса на единстве прошлого, настоящего и будущего. Он считал, и вполне справедливо, что будущее опирается на прошлое, забирая у этого прошлого все то, что может лечь в фундамент будущего развития. Святослав Николаевич Рерих, осмысливая пути Прекрасного, исследуя его энергетику, писал о настоящем, в котором время от времени происходит энергетический всплеск прошлого, переосмысление этого прошлого и возрождение его на новой основе. С этой точки зрения он рассматривает эпоху Ренессанса. Энергетические закономерности культурной преемственности нам еще недостаточно ясны и нами, скажем прямо, не познаны. «Творческий импульс, – говорил он, – заложен в каждой науке, и народ ждет применения своей энергии, изыскивает новые пути творческого выражения и стремится к распространению своей неисчерпаемой энергии.

Открытие заново и переосмысление периодов великого прошлого создают вдохновение и творческий порыв».

В эпохе Ренессанса, сменившей средневековье, присутствовали и это вдохновение и этот творческий порыв. Древний мир античности как бы оплодотворил своей энергетикой культуру позднего европейского средневековья, и она получила новое качество, создавшее блестящую эпоху, напоенную искусством самого высокого духа.

Именно красота оказалась мощным энергетическим возбудителем развития нового периода культуры, когда творцы и созидатели ее, притянутые магнитом Прекрасного древней Греции и Рима, синтезировали их искусство в уже существующие формы, созданные средневековьем, и, поправ их аскетизм и ограниченность, потянулись к Радости, Солнцу и Свету.

Каждое искусство время от времени, утверждает С.Н.Рерих, «пытается открыть заново или воскресить великий дух, который двигал древними, и это повторное открытие ведет к новым свершениям, завоеваниям и опять же к новому развитию».

Синтез древности и современности, создавший эпоху Ренессанса, напоил своей энергетикой искусство Европы на длительный период и продвинул ее философскую мысль далеко вперед. Этот синтез значительно расширил границы «Священного царства красоты», воскресив «великий дух, который двигал древними».

Сам энергетический процесс прорыва прошлого в настоящее или использование прошлого в настоящем имеет прежде всего в виду воскрешение самого духа древней культуры, а не ее форм, не бездушное подражание им. Этим самым данный процесс, имеющий эволюционное значение, отличается от того, который происходит сейчас в нашей стране, когда мы пытаемся не синтезировать в настоящем дух прошлой культуры, а стремимся вернуться в это прошлое, отряхнув с наших ног прах настоящего. Обращение к прошлой церкви, восстановление ее форм, а также игра в солдатиков царской армии со знаменами и иными регалиями, охотно выставляемыми напоказ, возвращение к царю-батюшке и прочее, и прочее – есть инволюционный, обратный ход истории, связанный с различными искажениями и являющийся неплодотворным путем. Ибо ни время, ни историю вспять повернуть нельзя. Борьба эволюционного и инволюционного начал на арене истории может привести к разрушительным для самого духа и культуры народа последствиям. Незнание Великих космических законов и пренебрежение энергетическими процессами самой эволюции обуславливают эти негативные явления.

Но вернемся в «Священное царство Красоты», к тем реальным механизмам ее энергетики, которые воздействуют на нас, меняя наше сознание и возвышая наш дух. Существует одна категория наших чувств, без которой невозможно энергетическое взаимодействие с Красотой, невозможен энергетический обмен с нею. Это чувство является как бы приводным ремнем, вызывающим действие эволюционного механизма Красоты. Оно называется Радостью.

Говоря об «источниках своего вдохновения», Святослав Николаевич так описывает свою первую встречу с красотой Гималаев, оранжевые вершины которых он увидел на восходе Солнца:

«...я почувствовал себя неописуемо счастливым. Нет таких слов, чтобы описать чувство восторга и радости при виде восхитительных золотых массивов, возвышающихся в небесах как символ нашего устремления в Беспредельность, залитых светом божественного сияния. Такие минуты жизни подобны прекрасным звездам, сияющим на небосводе нашего быта. Каждая прекрасна, каждая уникальна и неповторима».

Иными словами. Красота – это Радость. А Радость открывает в нас тот энергетический канал, который связан с нашими энергетическими центрами, а, следовательно, с сознанием, духом, с той нашей эволюционной сутью, которая движет не только нами, но и всем Космосом.

«Человек имеет высший дар познать радость, – писала Елена Ивановна Рерих. – Высокое чело дано, чтобы увидеть Высшее. От дальних миров до малого цветка все предлагает людям радость. Новый запас сил притекает при каждой радости, ибо произойдет напряжение, которое откроет еще одни врата»[5].

«Новый запас сил» – это энергия, которую несет нам радость, возникающая в процессе познания Красоты. Поэтому «связка», если можно так выразиться, Красота-Радость есть эволюционное энергетическое явление, взаимодействующее с центрами человека и повышающее его энергетический потенциал, иными словами, содействующее росту его сознания и духа. Однако такого рода качество Радость приобретает лишь при лицезрении истинной Красоты, при проявлении высоких чувств или же самореализации в истинном творчестве, так называемая Радость творчества. Радости приземленные, приниженные, мелкие, не связанные с Высшим, отторгнутые от Красоты, но приближенные к повседневному быту с его суетой, хлопотами и преходящими желаниями и стремлениями, не могут дать того энергетического эффекта, который открывает человеку коридор высокой эволюции. Нередко эти мелкие радости жизни лишь питают нашу самость, амбиции, а иногда и низкие желания. Сказано: «Радость – есть особая мудрость». Вот в этой-то особой мудрости и заключается энергетическая суть истинной Радости. Мне хочется привести два высказывания из книг «Живой Этики», которые дают четкое представление об этой сути:

«Утверждаю, что Радость работы есть лучшее пламя духа. Явление радости сопровождается усилением работы центров. Много подвигов совершено явлением радости»[6]. И еще: «Огненный дух преображает все пресветлою Радостью. И тепло источается от радости. Но напомните, как Радость, тепло и огонь живут в сердце»[7].

Радость, так же как и не существующая вне ее Красота, не просто одно из наших чувств, а энергетическое средство, носящее важнейший эволюционный характер, преобразующее человека как такового в сущность, способную постигнуть реальную концепцию Космоса. Красота и Радость, две взаимодействующие ступени эволюции, дают возможность человеку повысить качество своей энергии, увеличить частоту ее колебаний и обрести тот потенциал, который создает возможность приближения к огненной энергии высокого духовного напряжения. Энергии Нового мира, нового эволюционного витка. «Не раз вас спросят – где рассадник прекрасного сада огненной энергии? Скажете – в Радости о прекрасном, но научитесь вмещать эту Радость Света. Научитесь радоваться каждому листку, проснувшемуся к жизни. Научитесь, как зазвучать центрами к зову радости. Научитесь понять, что такая радость не есть безделие, но жатва сокровища. Научитесь накоплять энергию Радостью, ибо в чем же соединим нить дальних миров!»[8].

Здесь мы видим еще одну грань Радости, как бы ее надмирность, или принадлежность не только плотному миру, но и мирам более высоких измерений. Иными словами. Радость – это явление иного, высшего состояния материи, действующего на уровне нашего плотно-материального мира в качестве энергетического средства, не только связывающего наш мир с мирами иных, более высоких измерений, но и содействующего эволюционному развитию высших элементов в плотном мире, определяющих дальнейшее продвижение человечества по спирали космической эволюции. Энергетическая напряженность таких явлений, как Красота и Радость, увеличивается с изменением состояния материи в сторону ее утоньшения. В то же время меняются и их формы выражения, их краски, звуки, ароматы.

Святослав Николаевич большую часть своей жизни прожил в Индии. Было ли это для него случайностью? Вряд ли. Именно Индия, ее философия, Красота и утонченность были источником его художественного вдохновения и его творчества в целом. Среди остальных Рерихов именно он был больше всего, если можно так сказать, «индийцем». «В 1928 г. – рассказывал он, – я возвращался в Индию после продолжительно отсутствия. И когда сошел с корабля в Бомбее, почувствовал, как будто вернулся к чему-то особенно знакомому и близкому, как будто вернулся на землю, которую так хорошо знал». Он был всегда увлечен этой страной, запечатлел ее Красоту на своих полотнах и считал ее второй Родиной. Для него Индия была всегда чем-то очень важным. Его высокая духовность складывалась под влиянием ее культуры. Индия, как магнит, всегда манила его и притягивала. Надо сказать, что в этом отношении он не был одинок. Магнетизм Индии испытывали многие. Пожалуй, это самое главное чудо, которым обладает эта древняя загадочная страна.

В чем же все-таки тайна ее великой притягательности? Прежде всего в непрерывности культурной традиции, которая объясняет и все остальное. Многие тысячелетия протекли над Индией, ее снежными горами, знойными равнинами и раскаленными пустынями. И так сложилось и, возможно тоже не случайно, что главная нить культурной преемственности в этой стране не прерывалась. Прошедшие же по пространству Индии народы не исчезали, как это было с древними египтянами, шумерами и многими другими, чьи следы, возможно, еще и не отысканы. Самые загадочные, самые древние народы остались в Индии своей культурой, своей кровью, текущей в жилах современных индийцев. Непрерывно развивающаяся культура формировала духовный облик индийца, создавала непревзойденные шедевры искусства, шлифовала драгоценные камни индийской философской мысли и мудрости. Культура и Красота сотворили в Индии в течение многих веков упругое поле сильной и тонкой энергетики, на которое опиралось и дальнейшее развитие страны и ее эволюция. Судьбе и богам было угодно, чтобы на планете существовала хотя бы одна страна, способная продемонстрировать ярко и красиво эволюционную суть Культуры и Красоты. Именно Индия удостоилась этой высокой чести. Сопричастность индийской культуры к мирам более высоких измерений, философское осмысление связей с ними и умение разумно ими пользоваться являются отличительной чертой этой культуры. Вступая в энергоинформационный обмен с последней, страны и народы Планеты получали от нее бесценные сокровища – иные подходы к решению проблем совершенствования человека, мудрую практику накопления духа и, наконец, космический взгляд на эволюцию человечества. «Индийский народ, – говорил Святослав Николаевич, – с самых ранних времен погружал свои мысли в великое пространство Вселенной и думал и понимал многое из того, что мы начинаем понимать только теперь».

Возможно, что именно погружение мыслей в это великое пространство Вселенной и ощущение своего единства с Космосом и сделали Индию со временем духовным магнитом, или духовным сердцем Планеты. Во взаимодействии с различными энергиями и состояниями материи шло формирование индийской духовной и интеллектуальной утонченности, складывалось удивительно точное восприятие Красоты, ее форм и красок.

Историческая судьба Индии также была необычной. Несмотря на свою высокую духовную культуру она тем не менее не являлась тихим и благостным ашрамом, изолированным от остального мира. Она находилась на перепутье многих торговых путей, и набеги, вторжения и войны не миновали ее. Начиная с древности и кончая новым временем, как будто притянутые все тем же магнитом, в Индию вливались чужие племена и народы. Однако никому из них, включая и среднеазиатских мусульман и в какой-то мере англичан-колонизаторов, не удалось стать завоевателями в полном смысле этого слова. Никому из них не удалось ассимилировать, несмотря на неоднократные попытки, ее народ. Все происходило как раз наоборот. Индия ассимилировала пришельцев, брала лучшее из их культуры, отметала ненужное. Каждый раз энергетическое поле культуры вторгнувшихся в эту страну оказывалось намного слабее индийского. Собственно это и решало судьбу народов, пришедших в соприкосновение с Индией. Никакие ухищрения так называемых завоевателей, военные, административные и даже матримониальные не давали ожидаемых результатов. Все решала в конечном счете энергетика. Завоеватели влипали, как мухи, в мед энергетического поля индийской культуры и навсегда оставались там. Осмысливая это явление, Святослав Николаевич говорил: «Индия все перерабатывала, поглощала, всему придавала свой облик. Это не случайно. Мысль Индии синтетична: она в себя все вмещает, она ничего не исключает, все принимает, все содержит».

Синтез, к которому направлено эволюционное развитие и который является одной из важнейших черт «естественного потока эволюции», в конце концов есть следствие все того же непрерывного развития энергетики культуры, непрерывности ее традиции.

Духовное поле Индии всегда привлекало к себе великих художников и великих мыслителей. Святослав Николаевич Рерих является одним из них. Его творчество было неразрывно связано с жизнью и культурой этой страны. «Большинство моих картин, – сказал он, выступая на выставке в 1960 г., – как вы знаете, посвящено Индии, потому что я живу в Индии, потому что я хотел отразить жизнь Индии, ту жизнь, которая меня особенно привлекала и которая, может быть, меня поражала».

Именно Индия подарила ему радость встреч с Высокими сущностями, стоящими много выше нас на лестнице космической эволюции. В Индии их называют Великими душами, Рерихи называли их Учителями. Благодаря родителям, говорил Святослав Николаевич, «я понял великие ценности жизни и имел контакты с Личностями, которые давно прошли по великому и царственному пути самоосвобождения».

Великие души стояли и стоят на космическом дозоре эволюции человечества. В сотрудничестве со старшими Рерихами, и в первую очередь с Еленой Ивановной Рерих, они создали учение нового эволюционного витка – «Живую этику» или «Агни Йогу», которая принесла человечеству новое, энергетическое мировоззрение. Пройдя по «великому и царственному пути самоосвобождения» и совершенствования, они превратились из объектов космической эволюции в ее субъекты, получив возможность осознанно и целенаправленно влиять на энергетические процессы этой эволюции, мудро используя при этом Великие законы Космоса. Святослав Николаевич называет их более совершенными людьми, найти которых «может только тот, кто готов для этого и кого они сами хотят встретить». В одном из своих выступлений он описал встречу с таким Учителем. Касаясь этой сокровенной темы, Святослав Николаевич проявляет высокое чувство такта и бережности по отношению к ним, представляющим Те Силы, «которые так стараются к нам пробиться, чтобы олицетворить Себя здесь, на этой Земле». Он крайне осторожен в своих выражениях и может являться образцом для подражания. Ведь малокультурные и невежественные люди стараются сделать из факта существования Учителей и их «великого и царственного пути» расхожую сенсацию или средство для собственного возвышения. Нередко такие люди пытаются стать учителями и часто называют себя таковыми, не подозревая о том, что истинный Учитель никогда так себя не называет. Болезнью ложного учительства страдает и наше молодое рериховское движение, что приводит к умалению статуса ученика, важнейшего этапа на пути совершенствования человека. Святослав Николаевич, находясь в тесном взаимодействии с Великими душами, никогда не называл себя Учителем. Он просто являлся таковым. Он никогда не претендовал на всеобъемлющее знание «Живой Этики», которая создавалась на его глазах и с его помощью. Тем смешнее выглядят те, которые заявляют, а это иногда происходит в присутствии немалого количества людей, об «абсолютном знании «Живой Этики»... Энергетическое влияние Святослава Николаевича, Ученика космического Иерарха, было велико и несомненно изменяло энергетику тех, кто входил с ним в контакт и чья энергетика была готова к такому изменению.

Мудра и глубока мысль, высказанная С.Н.Рерихом в одной из его бесед: «Меньше стараться обучать друг друга. Главное – самосовершенствование. Начинать надо с переделки самого себя. Это основа всего. Тогда мы сможем и помочь другим». Учительство Святослав Николаевич рассматривает, в первую очередь, как помощь другим, а не как средство возвышения над другими. В этой мысли заложен великий этический смысл. Великие души и Великие Учителя приходят, чтобы помочь человечеству. Те же, кто могут, учатся у них. Ибо научить нельзя, научиться можно. И это зависит от самого человека. Ни поучения, ни принуждение, ни насилие – не помогут. Человек сам выбирает себе дорогу и идет по этой дороге один. Когда по ней устремляются «дружные ряды», то вряд ли можно ожидать значительного результата от усилий такого духовного совершенствования. Попытка коллективного духовного совершенствования – это пережиток тоталитарного мышления со всеми вытекающими из него последствиями. В противоположность ему вера в самого человека, которую всегда проявлял Святослав Николаевич, представляется главным на «великом и царственном пути самоосвобождения».

Вера в человека, уважение его, бережное отношение к его достоинству – вот с чем всегда имел дело Святослав Николаевич в семье, в которой воспитывался и рос. Любовь к отцу и матери составляла один из прочных устоев его жизни. Сюжет о родителях, и прежде всего отце, проходит через многие материалы данного сборника. Николай Константинович и Елена Ивановна были теми великими людьми, с которыми сотрудничали Учителя или Великие души, и которые выполняли на нашей Планете важнейшую эволюционную миссию. Постоянные, самые разнообразные контакты с ними и Святослава Николаевича и Юрия Николаевича сформировали последних духовно и культурно. Николай Константинович был для Святослава Николаевича не только отцом и наставником, но и Учителем в самом высоком смысле этого слова. Истоки творчества сына связаны, в первую очередь, с отцом, с его интересами, с его деятельностью. Воспоминания Святослава Николаевича о своем детстве поэтичны и поучительны. Ему передался родительский интерес к Индии, который остался с ним на всю жизнь. Произведения Рамакришны, Вивекананды, Рабиндраната Тагора, Ауробиндо Гхоша, эти жемчужины индийской культуры, были знакомы ему с детства и оказали немаловажное влияние на формирование богатств его внутреннего мира.

В прекрасной речи на открытии выставки картин своего отца он сказал: «Я встречал в этом мире очень многих людей, но такой многогранной личности, как Николай Константинович, я не встретил. В нем были соединены многие и многие достижения многих людей. Но поверх всего для меня он был замечательным Человеком. Вот эта его личность, замечательная человечность – это является для меня самым ярким качеством и остается ведущим воспоминанием».

Он называет Николая Константиновича художником жизни, вкладывая в эти слова самый высокий смысл.

«Вся его собственная жизнь (Николая Константиновича – Л.Ш.) свидетельствует о том, каким огромным было то полотно, на котором он писал замечательную картину своей жизни».

Будучи связан с Николаем Константиновичем тесными сыновними узами, Святослав Николаевич время от времени заставляет себя как бы отойти на какое-то расстояние от его великой фигуры, чтобы оценить величие, которое тот нес в себе как человек, художник, ученый и мыслитель. И эта отстраненность рождала у Святослава Николаевича точные и яркие слова, определившие суть Великого Человека. «Пройдет еще много лет, прежде чем всесторонне будет оценен вклад Николая Константиновича в сокровищницу культуры человечества и его глубокое провидение в будущее. Его книги включают в себя самые замечательные мысли и чаяния всех народов всех стран. Но все это дело будущего».

И в этой оценке нет преувеличения. Действительно, и Николай Константинович, и вся семья Рерихов работали на будущее, на будущую эволюцию, на те процессы, которые еще только формировались где-то в глубинах Космоса, чтобы потом проявиться на орбите следующего витка космической эволюции.

Осмысливая общечеловеческое значение творчества отца, Святослав Николаевич отмечает всегда одну важную его черту – тесную связь с Россией, истинный патриотизм и непреходящую любовь к Родине. То, что Рерихи были русскими, тоже, по всей видимости, не было случайностью. Русь-Индия встает огненным сполохом над их судьбой. Русь-Индия – не только как историческое и культурное понятие, но и как энергетическое, суть которого раскрывает эволюционную тайну такого сочетания. «Русь-Индия, два магнита, два устоя», – писал Николай Константинович, имея в виду их роль для будущего Планеты. Культура той и другой страны носит синтетический характер и включает в себя самые различные элементы мировой культуры. Изначально обе культуры имели общий источник происхождения. И в течение ряда веков существовало мало объяснимое тяготение их друг к другу. Если Индия являлась как бы энергетическим полюсом древнего мира, где зародились новый вид человечества и его новая духовно-энергетическая система, то Россия, расположенная на средоточии Востока и Запада, в преддверии нового эволюционного витка и формирования нового человечества принимает в наше время энергетическую эстафету от Индии. Нам надо помнить, что без энергетического поля индийской культуры не сформируется новый энергетический полюс в России. Одно без другого не сложится, одно без другого существовать не сможет. Новая энергетика складывается на старой, используя то необходимое, что было наработано этим старым центром.

«Я всегда верил, что России предопределена особая, исключительная роль. В России сошлись Восток и Запад. А потом ее размеры, географическое положение. Все это чрезвычайно важно...».

И то, что Рерихи, будучи русскими, именно в Индии и от индийских Учителей получили целую систему энергетического мировоззрения, называемую «Живой Этикой», само по себе является фактом великой значимости. В этом есть что-то символическое, как будто проявляется Веление самой Космической эволюции.

«России предопределена великая, по существу космическая роль на Земле», – говорил Святослав Николаевич.

И еще: «Россия – это пространство будущего». Это – страна эволюционной энергетики, сложившейся на ее великих просторах. Ее избрала сама эволюция, не освободив ни от трудностей, ни от препятствий, ни от страданий, ни от всякого рода противостояний и конфликтов.

Мне запомнился один из моих последних визитов в Бангалор в апреле-мае 1992 г. Мы были там вместе с Натальей Сергеевной Бондарчук, которая снимала фильм о Рерихах. Несмотря на некоторое недомогание, Святослав Николаевич был активен, общителен и охотно шел на всякого рода интервью, которые сопровождали съемки. Я же обсуждала с ним разные вопросы, связанные с работой Международного Центра Рерихов, рассказывала о тех трудностях, с которыми пришлось нам столкнуться в наше очень не простое время.

– Ничего не бойтесь, – сказал он. – Идите вперед, не оглядываясь. Все будет хорошо. Помните, все мы работаем для Будущего. Не огорчайтесь кратковременными неудачами. Думайте всегда прежде всего о Будущем.

Что думал он о нем сам? И как готовил это Будущее? Что делал для этого в эти последние годы?

В один из дней мы поехали с Натальей Сергеевной в рериховское имение под Бангалором.

...Я открыла дверь мастерской Святослава Николаевича, и мы вошли в помещение так хорошо мне знакомое. Я здесь не была с 1990 г., когда работала с наследием Рерихов, переданным Святославом Николаевичем тогдашнему Советскому Фонду Рерихов. Мастерская сохраняла прежний вид. Бронзовые фигурки стояли на своих местах, по стенам висели все те же танки и миниатюры. На полу прислоненные к книжным полкам и покрытые полиэтиленом стояли картины хозяина мастерской. Многие мне были знакомы по выставкам, репродукциям и по личному общению с автором здесь же в мастерской. Это была Красота, сотворенная большим художником. Но вот вынутые из полиэтиленовой упаковки передо мной замелькали картины, которых я раньше не видела. Яркие, светящиеся краски, странные, как будто земные и в то же время неземные формы. Тонкое и красивое женское лицо, возникшее из каких-то причудливых облаков, деревня и в то же время не деревня, река, идущая сквозь горы и освещающая их изнутри. Я затрудняюсь и сейчас дать точное описание увиденного мною. Но тогда я поняла, что на двухмерном пространстве полотна Святослав Николаевич изобразил тонкий мир четвертого, а может быть и более высокого измерения. Он видел и прозревал этот мир своими утонченными центрами, своей высокой энергетикой. Имея в своем распоряжении язык двухмерного пространства, он сумел с его помощью максимально приблизиться к иному миру, открыть как бы окно в него и доказать беспредельную возможность искусства. Полотна несли людям уникальный опыт самого мастера и повествовали о реальности и доступности нездешних миров. Картины подтверждали то, что сам человек, неся в себе миры более высоких измерений, является как бы мостом между ними и миром плотным. Книги «Живой Этики», повествуя об особенностях космической эволюции, утверждают, что сближение миров различных измерений, различных состояний материи есть одна из важнейших черт наступающего этапа эволюции.

Я рассматривала странные и необычные картины великого художника, провидца и мудреца, одного из тех, кто облегчает нам путь к сверкающим вершинам Духа. Уже тогда, в мастерской, я стала размышлять о том, понимают ли все это те, кто общается со Святославом Николаевичем, беседует с ним, пишет ему письма и иногда даже использует его имя для собственных мелких нужд.

Можно подумать, что Святославу Николаевичу повезло больше, чем остальным Рерихам. Он застал время, когда на его Родине признали заслуги Великой семьи, когда вырос огромный интерес к философии «Живой Этики», а их труды стали у нас публиковаться без всяких цензурных запретов и изъятий. Но слава при жизни – достаточно противоречивое явление. Она бывает великодушной лишь к мертвым. К живым она нередко оказывается беспощадной, немилосердной и несправедливой.

«Молитесь на ночь, – писала Анна Ахматова, – чтобы вам вдруг не проснуться знаменитым».

Из живого человека трудно или просто невозможно сделать ангела или сочинить о нем красивый миф. Это мертвые все сносят, а живой, который тут же, где и мы, и взаимодействует с нами, может разрушить созданное о себе представление. И этого никогда живым не прощают. В этом был драматизм положения Рериха. Критиковали те, которые не знали толком ни самого Святослава Николаевича, ни обстоятельств его жизни. Они искажали его слова, неверно трактовали его поступки, а иногда просто клеветали на него, приписывая ему то, что ему было совершенно несвойственно. Они писали ему письма, ездили к нему в Бангалор, стараясь его убедить в неправильности каких-то действий, отрицали правомерность его решений. И даже давая интервью в газетах, стремились заставить его поступить так, как хочется им. Сказано – нет пророка в своем отечестве, нет его и в нашем времени...

Защищая всегда нас и помогая нам, Святослав Николаевич Рерих тоже нуждался в защите...

 

Ряд материалов, которые содержатся в нашем сборнике, был передан мне Святославом Николаевичем во время его визита в нашу страну в 1989 г. Разные обстоятельства, связанные сначала с Советским Фондом Рерихов, а затем с Международным Центром Рерихов, задержали публикацию этих материалов. Теперь все препятствия преодолены и читатели получили первое русское издание работ С.Н.Рериха.

С появлением этой книги в культурной жизни нашей страны произошло важное событие. Книга поможет нам понять нашего великого соотечественника и открыть в нем не только замечательного художника, но и талантливого литератора, и незаурядного и оригинального философа. Иными словами, Человека, несущего миру весть Красоты.

 

_____________________________

[1] Здесь и далее тексты С.Н.Рериха цитируются по этому сборнику.

[2] Письма Елены Рерих. Т. II, Рига, 1940. С. 277-278.

[3] Письма Елены Рерих. Т. I, Рига, 1940. С. 176.

[4] Беспредельность, 178.

[5] Письма Елены Рерих. Т. II, Рига, 1940. С. 484.

[6] Агни Йога, 459.

[7] Мир Огненный. Ч. III, 597.

[8] Агни Йога, 546.

 

См. сборник:

С.Н.Рерих. СТРЕМИТЬСЯ К ПРЕКРАСНОМУ

http://lib.icr.su/node/1910