Педагогика Культуры

Общественный научно-просветительский журнал

 

Гиндилис Лев Миронович,

академик Российской академии космонавтики им. К.Э.Циолковского

Секция проблем космического мышления и Живой Этики

Московского космического клуба

Эволюция науки: проблемы и перспективы

Доклад на конференции «Эволюционная роль культуры»

Таллинн, 23 августа 2014

 

Уважаемые коллеги, дорогие друзья!

Позвольте, прежде всего, еще раз поздравить Вас с четвертьвековым юбилеем Эстонского общества Рериха. Для юбилейной конференции Вы выбрали важную тему: «Эволюционная роль культуры». Современное потребительское общество стремится уничтожить культуру, заменяя ее псевдокультурой. Но культуру нельзя убить, как нельзя убить дух человека, ибо культура связана с духом.

В России 2014 год Указом Президента РФ объявлен Годом Культуры. От нас зависит, как мы сумеем наполнить его духом культуры. Культура – интернациональна, поэтому в российский Год Культуры большое значение имеют международные конференции по культуре.

Николай Константинович Рерих придавал культуре первостепенное значение. В многочисленных статьях он дал глубокое обоснование культуры как духовного явления. Культура, писал Рерих, «имеет очень глубокое духовное значение, тогда как цивилизация в корне своем имеет гражданственное, общественное строение жизни» [1].

Можно сказать, что цивилизация – это тело человечества, а культура – его душа или даже дух. Культура есть явление синтетическое. Николай Константинович называл ее очагом просвещения, очагом знания. В культуре, писал он «дух человеческий находит пути к религии и ко всему просветительному и прекрасному» [2].

Культура включает искусство, религию и науку. Многогранный в своем значении символ Знамени Мира можно трактовать как: искусство, религия и наука в круге культуры.

В своем выступлении я остановлюсь на проблемах науки как одной из составляющих культуры.

Генезис современной науки

Понятие «наука», которым мы оперируем сегодня, сложилось, в XVI – XVII веках, когда во главу угла было поставлено естественнонаучное знание, базирующееся на эксперименте и проверяемое опытным путем. Но такое представление о науке возникло не сразу.

В античности наука была неотъемлемой составной частью натурфилософии, в которой первые естественнонаучные наблюдения сочетались с философскими рассуждениями, а также с размышлениями по вопросам этики, морали и права.

В эпоху европейского средневековья господствовал приоритет веры над разумом, и содержание научного знания во многом определялось догматами Церкви. Целью средневековых мыслителей являлось постижение замысла Бога. Но поскольку Природа виделась как творение Бога, отражающее в себе Его замысел, она требовала своего «прочтения», и это служило основой средневековой науки.

Отношение общества к науке

Возникнув в эпоху Возрождения, современная наука прошла через несколько этапов: классическая, неклассическая, постнеклассическая.

Отношение к науке со временем менялось. В XIX веке (и начале ХХ) роль науки неизменно связывалась в общественном сознании с прогрессом человеческого общества. При этом она рассматривалась не только как средство улучшения материальных условий жизни, но и как свидетельство торжества человеческого разума, проявления его беспредельных творческих способностей. В последние десятилетия ХХ века общая положительная оценка науки сменилась критическим, а часто даже негативным отношением. Такая переоценка, в основном, связана с тем, что к этому времени проявились отрицательные черты созданной с помощью науки техногенной цивилизации.

Изменение характера науки и ее этики

К концу ХХ века изменился и характер научной деятельности. Ее результаты начали широко использоваться в практических целях. Наука оказалась вовлеченной в рыночные отношения, знание стало товаром, причем, дорогим товаром.

А это неизбежно повлекло за собой изменение норм научной этики [3]. Этика классической науки включала такие принципы, как бескорыстный поиск нового научного знания, отстаивание научной истины, свобода научного поиска, ответственность ученого за полученные результаты.

На смену этим принципам пришло получение практического эффекта от использования новой технологии. Появились выдвинутые различными социологами системы научных антинорм. Во главу угла была поставлена этика полезности – ученые выбирают проблемы, ориентируясь на государственное или корпоративное финансирование, работая «на заказ». Это реализуется через систему грантов с использованием рейтингов, отражающих интересы заказчиков научной продукции.

Именно эту систему в России упорно насаждает Минобрнауки.

Антиэтика

Отступление от норм научной этики привело к появлению таких позорных явлений, как плагиат, фальсификация данных и т.п. В России в послеперестроечный период распространился феномен купли дипломов и диссертаций. Появились люди, специализирующиеся на написании диссертаций за оплату. Если раньше имели место единичные случаи из этого набора, то теперь они приобрели массовый характер и стали превращаться в норму.

Но когда нарушение этических принципов науки превращается в норму, под угрозой оказывается уже сама наука.

Наука как часть экономической системы потребительского общества

Этические проблемы, возникшие в науке, стали следствием того, что она сама стала частью экономической системы современного потребительского общества с его законами рынка, конкуренции и т.д. А.Д.Панов пишет:

«Вся система финансирования науки, оценка ее эффективности, отчетность (гранты, цитируемость, импакт-факторы*) – всё это рассчитано на получение предсказуемых конкурентоспособных результатов. <…> Все это не соответствует духу науки, духу свободного творчества. Не учитывается, что наиболее выдающимися всегда были непредсказуемые открытия. Такие открытия неизбежно будут иметь низкий импакт-фактор и, соответственно, низкую цитируемость. Ясно, что так долго продолжаться не может. Наука вместе со всей потребительской цивилизацией переживает кризис переходного периода. Когда он закончится, на смену придет новая система познания, основанная на духе свободного творчества» [4].

* «импакт-фактор» - численный показатель важности научного журнала

Новые тенденции

Уже сейчас в недрах науки, вопреки прагматической установке, вызревает иная тенденция – стремление к познанию исходных начал Мироздания как материального, изучаемого наукой, так и духовного, изучаемого метанаукой.

Установки последней на постижение мира как единой целостности, в которой каждый элемент связан с остальными, где человек ответственен не только за свои дела, но и за свои мысли, выдвигает нравственные ориентиры на передний план.

«Конец науки»

Изменение характера науки со всей остротой поставило вопрос о конце науки (Дж. Хорган «Конец науки», 1967). О неизбежном кризисе в науке предупреждал Станислав Лем в своей «Сумме технологий», 1963. Суть его состоит в том, что благодаря бурному развитию науки во второй половине ХХ века темп роста численности ученых начал превышать темп роста народонаселения. Ясно, что это не могло продолжаться сколь угодно долго, ибо со временем численность ученых сравнялась бы с численностью населения (каждый человек стал бы ученым). Согласно Лему, этот момент (при неизменном темпе) должен был бы наступить на рубеже веков XX и XXI. Понятно, что до наступления этого момента темп роста науки должен замедлиться и должны начать сказываться кризисные явления. Похоже, мы уже вступили в полосу кризиса. Во всяком случае, большинство населения в наше время занято не в сфере науки (и даже не в производстве) а в сфере обслуживания.

Характерные признаки и причины кризиса (А.Д.Панов [5])

Прежде всего, наука становится все более дорогой. Она требует для своего развития очень дорогостоящего оборудования. А это должно привести к тому, что наука столкнется с принципиальными ограничениями по уровню используемых ресурсов. Вариантом ограничения ресурсов является, в частности, ограничение по количеству людей, занятых в науке. Но решение каждой научной задачи порождает несколько новых, следовательно, количество научных задач растет экспоненциально, а количество ученых не может расти столь быстро. Поэтому ученых становится недостаточно для решения всех актуальных задач, что приводит к разрыву фронта науки, наука утрачивает целостность.

Далее, стоимость каждой новой научной задачи растет. А это из-за ограниченности ресурсов должно привести к уменьшению потока новых научных результатов. Уменьшение потока новых открытий неизбежно приводит к снижению интереса общества к науке, что сказывается на снижении затрат на науку, а это в еще большей степени снижает поток новых открытий и т.д. Получается «заколдованный круг», или система с положительной обратной связью.

Наука утратит лидирующую роль

Рассматривая науку как эволюционное явление, Панов отмечает, что все самые эффективные эволюционные решения, рано или поздно, себя исчерпывают. И современный научный метод не может быть исключением. Это не означает, что наука должна исчезнуть. В соответствии со свойством аддитивности эволюции, старые формы не исчезают при появлении новых, а просто утрачивают лидирующее значение. Поэтому можно ожидать, пишет Панов, что современный научный метод «утратит свою ведущую роль в развитии цивилизации и будет потеснен другими формами культурной деятельности» [5].

Конец науки – не конец познания

Подчеркнем, что «конец науки» не означает конец познавательной деятельности. Речь может идти о замене современной науки, возникшей в эпоху Возрождения, новыми формами знания. Современная наука представляет собой кратковременный этап в развитии человеческого знания. «Строительство новых оснований будет заключаться в установлении равновесия и в установлении координации между наукой, искусством и жизнью. <…> В науке не будет больше разделений между духом и материей, и, именно, можно будет строить на новых принципах, когда духовное и физическое будет объединено». («Мир Огненный», ч.3, п.93).

Новая наука

Видоизмененная наука будет играть решающую роль в трансформации человеческого сознания. Она сможет выполнить эту роль, если не будет ограничиваться изучением «косной» материи, а включит также психические и духовные явления, исследование мысли, сознания, души, психической энергии, проблемы бессмертия, смысла жизни, нравственные проблемы, которые прежде относились к сфере религии. Это создаст предпосылки для сближения науки и религии. Уже сейчас в недрах самой науки, в тех пограничных областях, которые отделяют ее от Неведомого, Непознанного, зреют ростки Нового Знания, новой парадигмы, новой Научной Картины Мира. Такие ростки нуждаются в поддержке.

В этой связи следует сказать несколько слов о псевдонауке.

О псевдонауке

В условиях ломки старой парадигмы активизировались деструктивные, разрушительные элементы. Не имеющие опыта научных исследований, не знакомые с научной методологией, часто не умеющие логически мыслить и не обладающие элементарной дисциплиной мышления, эти люди самоутверждаются в наскоках на науку. Облекая свои построения в оболочку наукообразных теорий, они думают таким образом создать «новую науку». Это сорняк, бурно разрастающийся в пограничных, еще «неокультуренных» областях знания. Совершенно естественно, что научная парадигма защищается от этого агрессивного вторжения чуждых элементов. Но проблема в том, что именно здесь, за пределами парадигмы, зарождаются и истинные ростки нового знания. Задача в том, чтобы отличить зерно от плевел, чтобы вместе с водой не выплеснуть и ребенка.

Поэтому не следует отрицать того, чего мы не знаем. «Каждый отрицатель, – пишет Н.К.Рерих, – не может называться ученым. Наука свободна, честна и бесстрашна. Наука может мгновенно изменить и просветить вопросы мироздания. Наука прекрасна и потому беспредельна. Наука не выносит запретов, предрассудков и суеверий. Наука может найти великое даже в поисках малого» (Рерих Н.К. Культура и цивилизация. – М.: МЦР, 1994. – С. 133).

В этом плане серьезную озабоченность вызывает деятельность «Комиссии РАН по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований», которая имеет тенденцию превратиться в инструмент давления на инакомыслящих ученых. Чтобы не допустить этого, нужна культура полемики, терпимость и широкий философский взгляд на Мир.

Культура полемики

В этой связи я хотел бы остановиться на культуре полемики в рериховском движении. Многие люди читают Учение, но не все понимают, что это Учение о Единении. Единение особенно необходимо в критический период, который сейчас переживает человечество. Я не говорю о единении с врагами, с темными силами. Нет, речь идет о единомышленниках. Можно по-разному понимать те или иные положения Учения или по-разному относиться к тем или иным событиям в нашей жизни, но это не повод для разборок и отторжения.

В Учении не раз говорится о том, что если у человека есть хоть искра Света, его нельзя отбрасывать. Много и сурово говорится в Учении о нетерпимости. Нетерпимость ведет к разъединению, а это и есть цель темных – всюду, где только возможно, сеять разъединение. Так, люди, зараженные нетерпимостью, думая, что они защищают истину, на самом деле играют на руку темным силам.

Наука и образование

Наука и образование тесно связаны, одно без другого невозможно. Но образование имеет более широкую функцию. Живая Этика уделяет большое внимание проблемам образования и воспитания. Ценные указания разбросаны по многим страницам Учения. Приведу только две выдержки:

• «Необходимо проверить программы школ и усилить линию материально достоверного познания. Идеализм суеверия загоняет людей в щели ужаса. Необходимо это выпрямление школьного мышления провести немедленно, иначе еще одно поколение недоумков будет позорить планету. Нужно усилить естествознание, поняв значение этого слова. Биология, астрофизика, химия привлекут внимание самого раннего детского мозга. Дайте детям возможность мыслить!» («Община», п.157).

• «Пусть учитель сумеет от первых лет сообщить учащемуся о мощи тонких энергий. Пусть учитель начнет любым путем приобщать молодых. Кому ближе астрономия, кому ближе космография – пусть начнут изучать ее. Все науки могут устремить к Наивысшему» («Надземное», п. 823).

Учитель и общество

Говоря об образовании нельзя забывать и проблему учительства. «Не упустим часа, – говорится в Живой Этике, – чтобы устремить мысль к радости будущего. Но позаботимся, чтобы учитель был самым ценным лицом среди установлений страны» (Мир Огненный, ч. I, п. 582).

Сейчас в обществе потеряно уважение к учителю. Конечно, есть (и не мало) плохих учителей. Такие учителя не заслуживают уважения. Но не о них речь.

Отсутствие уважения к учителю подрывает весь процесс воспитания и обучения. При таком отношении в учителя идут посредственные личности, которых близко нельзя подпускать к учительству и, вообще, к школе. Получается заколдованный круг. Где же выход? Я думаю, есть надежда, что развивающееся, набирающее силу движение Гуманной педагогики сможет переломить ситуацию.

Гуманная педагогика

Значение Гуманной педагогики чрезвычайно велико. И не случайно она получила такой широкий размах в постсоветском пространстве.

Чувствуется Поддержка и Помощь Свыше. Конечно, перелом произойдет не скоро. Количество последователей Гуманной педагогики должно превысить некоторую «критическую массу». Но без потери качества. Очень важно сохранить движение в чистоте, ибо количество неизбежно приводит к понижению среднего уровня. Но, с другой стороны, создаются возможности для появления новых ярких личностей. Я думаю, Гуманная педагогика в эволюционном поле образования играет роль фактора избыточного многообразия. Как только изменятся условия, она займет лидирующее место.

 

Литература

[1] Рерих Н.К. Культура и цивилизация. – М.: МЦР, 1994. – С. 108-109.

[2] Рерих Николай. Нерушимое. – Рига, 1936. – С. 18.

[3] Гиндилис Н.Л. Эволюция научного знания и изменение норм научной этики //Дельфис. – 2012. – № 2. – С.14-19.

[4] Панов А.Д. Наука, эволюция, ресурсы. 2013 //

http://cosmos-mentality.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=304&Itemid=201

[5] Панов А.Д. Универсальная эволюция и проблема поиска внеземного разума. – М.: URSS, 2008.

[6] Рерих Н.К. Культура и цивилизация. – М.: МЦР, 1994. – С. 133.