Общественный научно-просветительский журнал

Педагогика Культуры

ЖУРНАЛ

Педагогика Культуры

Слово стоит в начале культуры…

 

Дубровина Ирина Владимировна,

профессор, академик РАО, доктор психологических наук,

главный научный сотрудник лаборатории научных основ детской практической психологии,

Психологический институт РАО

 

Образование всегда было связано с культурой. Одна из важнейших сфер культуры — искусство. Все виды искусств находятся в тесной взаимосвязи между собой, зависят друг от друга и составляют в целом, по утверждению Д.С. Лихачева, одну из наиболее показательных сторон развития культуры, но именно «слово стоит в начале культуры и завершает ее, выражает ее». Научная и практическая психология личности, являясь существенным компонентом общей культуры, взаимодействует со всеми видами искусства, сила воздействия которых направлена не только на преобразование внешнего мира, она касается и внутренней жизни человека. Психология научно обосновывает взаимосвязь культуры и развития личности. Врастание ребенка в культуру, по мысли Л.С. Выготского, является развитием в собственном смысле слова. Одно из самых главных условий и развития, и проявлений культуры — язык. Без знания родного языка и уважения к нему невозможно воспитание культурного человека.

С самого раннего детства и до глубокой старости вся жизнь человека неразрывно связана с языком. Язык является важнейшим орудием для усвоения каких бы то ни было сведений, способом формирования и существования знаний человека о мире, главнейшим средством всего образования — и обучения, и воспитания.

Овладение словесной системой, подчеркивал А.Р. Лурия, перестраивает все психические процессы у ребенка, и слово оказывается мощным фактором, который формирует психическую деятельность, совершенствует отражение действительности и создает новые формы внимания, памяти и воображения, мышления и действия.

Именно через слово к человеку поступает огромная информация. И его культурное развитие во многом зависит от того, насколько хорошо он понимает обращенную к нему речь, насколько умеет воспринимать как вербальную, так и невербальную, а теперь и аудиовизуальную информацию, насколько умеет точно понять чужую и выразить свою мысль.

Вместе с тем, с самого раннего возраста ребенок относится к получаемой информации сквозь призму своих переживаний. Психологическая культура формирующейся личности предполагает не только глубину интеллектуального развития, но и тонкость и богатство эмоциональной сферы человека, что помогает ему воспринимать и понимать чувства и переживания людей, откликаться на них. Именно с эмоциональным развитием связывал Л.С. Выготский вхождение ребенка в культуру и предупреждал об опасности «эмоционального невежества». Интеграция рационального и эмоционального познания мира — через знания и переживания, через слово и чувство — закладывает условия для развития не только общих, но и духовных способностей, которые определяют поступки и отношения человека, психологическую культуру его личности. Овладение родным языком значимо для решения не только лексических, но и нравственных, и эстетических проблем.

Культурное развитие ребенка — сложный феномен, который складывается в пространстве общения и сотрудничества детей разного возраста со взрослыми. С.Я. Маршак замечает: «Внимательно перебирая воспоминания, связанные с первыми годами жизни, видишь, как глубоко и сильно врезается в нашу память каждое услышанное в детстве слово» [5, с. 97].

Позитивный речевой опыт растущего человека создает тот фон, который ведет к развитию навыков культурной речи, умения слушать и думать, удивляться, огорчаться и радоваться, искать ответы на многочисленные вопросы, создает условия для нормального вхождения в общество. Этот опыт удовлетворяет потребность ребенка в его общении с самыми разными людьми.

При этом важно способствовать постепенному развитию и удовлетворению потребности ребенка не только в межличностном общении (человек — человек), но и в так называемом опосредованном общении — в чтении, когда человек общается не непосредственно с другим человеком, а с тем духовным продуктом, который тот создал. Чтение вводит растущего человека в мир человеческой культуры, запечатленной в том или ином произведении, многократно расширяет и обогащает круг общения. Постепенно формируется потребность в книге как в постоянном собеседнике. Такое общение расширяет границы познания действительности, развивает и обогащает язык.

Читательская деятельность рассматривается как один из видов коммуникативной деятельности, результатом которой являются внутренние, качественные изменения в духовном мире читающего человека.

Любовь и привычка к чтению берут начало в дошкольном детстве. И первостепенное значение при этом имеет то, какое место в общем укладе семьи занимает книга. Но семьи, как известно, бывают разные и могут выступать в качестве как положительного, так и отрицательного фактора культурного развития и воспитания. Бедный словарный запас детей нередко обусловлен бедностью словаря окружающих их взрослых.

Сегодняшнее негласное пренебрежение родным языком вызывает тревогу. Обеднение культуры речи происходит и потому, что и в средствах массовой информации, и в обществе в целом все более пропадает культура слова, все чаще люди прибегают к словам пошлым, пустым, не укорененным в традиции культуры, легкомысленно и без видимой надобности заимствованным на стороне [4, с. 356]. Поток массовой культуры потребительского толка уродует не только речь, эстетические вкусы, но и саму духовность многих молодых граждан страны. Да и виртуальный мир все больше вытесняет из их сознания картину реального физического и культурного мира.

Нынешняя школа слабо нацелена на пробуждение и развитие культурных потребностей у своих воспитанников. А именно школа призвана не просто передавать детям знания, но прививать им любовь и вкус к слову вообще и к художественному слову, включающему в себя смысл и его эмоциональную окраску, в частности. Эта миссия выпадает, прежде всего, на преподавание русского языка и русской классической литературы. По замечанию А.Т. Твардовского, «без овладения родным языком человек не способен постичь красоту литературы, а без литературы он не может вполне овладеть родным языком» [7, с. 214].

Литература предшествует развитому жизненному опыту взрослеющего человека, формирует его сознание и миропонимание в пору его наибольшей впечатлительности и, по мнению Ю.М. Лотмана, несет в школе основную долю того важнейшего дела, которое можно назвать воспитанием души, готовит к художественному восприятию произведения, к диалогу читателя с автором, к их общению.

К такому общению детей и подростков необходимо готовить. Автор литературного произведения предполагает читателя, способного воспринять читаемое именно так, как передает его он сам, — посмотреть на предмет его глазами, понять время, в которое он жил и творил, пережить вместе с ним испытанные им чувства, — и тем самым способного соучаствовать в творчестве. При таком общении взаимодействуют внутренние миры автора и читателя: их мысли и чувства. Г.Я. Бакланов замечает, что если книга причинит читателю боль — эта боль исцеляющая, вызванная состраданием, сочувствием другому, а такое сочувствие и должна вызывать литература, чтобы в людях не угасло человеческое.

Пробуждение на уроках литературы живого чувства и живой мысли учащихся развивает их эстетические чувства и психологическую готовность к художественному восприятию не только прочитанного, но и театрального, и музыкального, и художественного произведения, к диалогу с авторами разных видов искусства. На важность такого диалога, «ответность» зрительской реакции эмоциональному состоянию, которое существует на сцене, обращал внимание К.С. Станиславский. Он замечал, что играть при полном и сочувствующем вам зрительном зале — то же, что петь в помещении с хорошей акустикой: зритель создает «душевную» акустику, он, точно резонатор, возвращает нам свои живые человеческие чувствования [6, с. 259].

Умение читать книгу, видеть картину, слушать музыку — это все творческое сопереживание. Конечно, каждый вид искусства в целом говорит своим языком, воздействует своими средствами, только ему присущими. Однако человек, не научившийся понимать заложенных в слово смысла и чувства, не понимает его в любом виде искусства, будь то литература, театр, кино, музыка и пр. «При соединении слова с музыкой, — писал Ц.А. Кюи, — одно пополняет другое: слову музыка сообщает необыкновенную силу выражения, музыке слово — полную определенность. Соединение поэзии с музыкой может увеличить силу впечатления той и другой, довести ее до высшего предела, а это и составляет задачу искусства» [3, с. 406]. А театральная сцена, замечал М.Л. Налбандян, воплощая слово в живых, действенных идеях и примерах, не только облагораживает идеи общества, но и показывает величие добродетели, низость порока, поощряя первую и предостерегая от второй.

Культурно не подготовленный читатель переходит в разряд культурно не подготовленного зрителя, слушателя, ценителя живописи. Детей и подростков следует не только приобщать к чтению, но и воспитывать у них уважение к слову и учить читать, что предполагает вдумчивое проникновение в смысл книги, понимание ее художественных достоинств, переживания, раздумья об окружающем мире и о самом себе.

Во все времена, при всех инновациях и модернизациях школьного образования и даже в условиях транзитивной реальности и форсированного технологического процесса культурный уровень ученика зависел и зависит в большой степени от учителя-словесника — от уровня его эрудиции, культуры и любви к своему делу.

Например, С.Я. Маршак вспоминает об учителе: «Отвечая ему урок, мы чувствовали по выражению его лица, по легкой усмешке или движению бровей, как оценивает он каждое наше слово. Он морщился, когда слышал банальность, вычурность или улавливал в нашей речи фальшивую интонацию. В сущности, таким образом он постепенно воспитывал наш вкус» [5, с. 107]. Или солист Большого театра А.П. Иванов — об учителе литературы: «В изящной словесности я был не силен, начитанности мне явно не хватало, но его артистизм и увлеченность действовали неотразимо даже на самые непоэтичные натуры. Он привил нам любовь к книге. Чтение перестало быть занятием, наводящим тоску и уныние. Мы читали взахлеб» [2, с. 16].


Возникающее в настоящее время стремление педагогов-психологов к реализации в своей деятельности культурно-нравственного потенциала научной и практической психологии вызывает потребность переосмыслить привычные способы работы. В.П. Зинченко замечает, что именно благодаря практической ориентации основным орудием, инструментом психологии, наконец, становится слово, которое прямо и непосредственно отражает нашу душевную жизнь, что слово — самый надежный, самый могучий отобразитель наших волнений, мыслей и желаний [1, с. 428].

 

Литература

[1] Дубровина И.В. Практическая психология в лабиринтах современного образования. — М., 2014.

[2] Иванов А.П. Жизнь артиста. — М., 1973.

[3] Кюи Ц.А. Избранные статьи об исполнителях. — М., 1957.

[4] Лихачев Д.С. Избранные труды по русской и мировой культуре. — СПб, 2006.

[5] Маршак С.Я. В начале жизни. Страницы воспоминаний. — М., 1961.

[6] Станиславский К.С. Полное собр. соч.: в 8 т. (1945—1959). Т. 2. — М., 1946.

[7] Твардовский А. Заметки о литературе. — М., 1961.

 

Опубликовано: Психология. Литература. Театр. Кино: коллективная монография / Психологический институт Российской академии образования, Литературный институт им. А. М. Горького; под общ. ред. Н.Л. Карповой; редкол.: К.В. Миронова, Н.А. Борисенко, С.Ф. Дмитренко. — М.: Ассоциация школьных библиотекарей русского мира (РШБА).  432 с.

 

Источник: Сайт «Психологическая газета»

 


Педагогика Культуры № 33 (2021)

Метки: Рубрика: Культура чтения. Библиотечно-просветительская деятельность, Дубровина И.В.

Печать E-mail

Просмотров: 202