Общественный научно-просветительский журнал

Педагогика Культуры

ЖУРНАЛ

Педагогика Культуры

Строков Алексей Александрович,

Нижегородская академия МВД России,

Нижний Новгород, РФ

Цифровизация образования: проблемы и перспективы

(фрагмент статьи*)

Аннотация

В статье осуществлен анализ процесса цифровизации современного образования. Актуальность исследования определяется особой ролью образования в жизни современного общества, ориентирующегося на принципы и ценности постиндустриальной эпохи. От эффективности функционирования системы образования во многом зависит качество человеческого потенциала, готовность людей противостоять природным и социальным вызовам. В процессе совершенствования национального образования с каждым годом все большую роль приобретают современные технологии, внедрение которых способствует модернизации и развитию образования, а также повышению качества подготовки будущих специалистов и сближению образования с наукой. В то же время такие технологии требуют пересмотра существующих подходов к образовательной деятельности, а также анализа их влияния на общество и отдельные социальные группы. В связи с этим изучение вопросов цифровизации образования и ее социальных последствий представляется весьма актуальным направлением научных исследований. <…>

Ключевые слова: цифровизация, образование, технологии в образовании, цифровая культура, модернизация образования.

<…>

На наш взгляд, развитие процессов цифровизации знаменует новый этап в судьбе человечества. На этом этапе роль техники безмерно возрастает, а человек утрачивает свою былую роль главного инициатора и двигателя общественного прогресса. Новый социо- технологический уклад жизни лишает человека самой возможности что-либо решать без новационных технологий, и даже само их появление выходит у него из-под контроля. Очевидно, что эти процессы подводят человечество к определенной черте, за которой уже прорисовывается принципиально новый мир, основания которого требуют глубокого осмысления нами сегодня.

В своей основе цифровизация, прежде всего, предполагает трансформацию значимой информации в цифровую форму для обеспечения ее эффективного использования в разных областях человеческой деятельности и формирования новых коммуникативных и познавательных возможностей. Расширяя же эти возможности, цифровизация сама уже создает новые среды обитания человека – цифровые, технологические, отличные от реальности, но претендующие на ее более совершенную замену.

Глобальная цифровизация формирует новый тип культуры современного общества – цифровая культура, что требует модернизации и системы профессионального образования в направлении готовности адекватного использования возможностей технологических новаций и развития с их помощью актуальных профессионально значимых качеств. Цифровизацию, указывают В.Г.Халин и Г.В.Чернова, можно рассматривать как тренд эффективного мирового развития только в том случае, если она сопровождается лишь эффективным использованием ее результатов[22]. Важнейшая задача современной науки – определить позитивные стороны этого явления, которые не так очевидны, как представляется на первый взгляд. Так, характеризуя опыт цифровизации образования, Д. Кросс отмечал: «Мы подумали, что сможем вывести преподавателей из учебного процесса и дать учащимся действовать самостоятельно. Мы ошиблись. Первое поколение систем электронного обучения завершилось неудачей»[27].

Определяя позитивный потенциал цифровизации, отметим, что цифровые технологии предлагают множество вариантов при проектировании образовательных процессов. При этом образовательное пространство, формируемое цифровизацией, обладает чертами универсальности. Разнообразие неформальных предложений и возможность их использования в образовании в настоящее время колоссально. Сочетание виртуального и реального компонентов обучения позволяет преподавателям передавать знания и непосредственно, и опосредованно. Отличительной особенностью такого подхода является то, что можно воспользоваться преимуществами этих методов и избежать их недостатков. При цифровом посредничестве (видео, слайды, моделирование и т.д.) обучаемые имеют большую степень свободы, что, к примеру, позволяет в процессе презентационных мероприятий обмениваться ролями с другими обучающимися и с преподавателем.

Цифровизация формирует индивидуальные образовательные среды, куда могут входить платформы интернета, которые позволяют обучающемуся индивидуально управлять учебным контентом и лично создавать своего рода виртуальный стол. Цифровизация в образовании позволяет обогащать реальные учебные ситуации цифровыми данными. Например, учащиеся могут сформировать навыки определения места происхождения или содержания какой-либо вещи, документа, всего лишь сфотографировав его QR-код.

Положительное значение для становления значимых качеств личности современного профессионала имеют форматы обучения посредством цифровых игр, которые начинают использоваться в профессиональном образовании. Игровые симуляции позволяют воспроизводить на учебных занятиях ситуации из реальной жизни соответственно профилю обучения.

Конечно же, цифровые технологии, внедренные в учебный процесс, позволяют вырабатывать навыки эффективного поиска и обработки информации, новых форм «удаленной» коммуникации, визуализации изучаемых или исследуемых вещей и процессов.

Реалии современного образовательного процесса таковы, что основной чертой образования является его глобальность, обусловленная происходящими в мире интеграционными процессами и взаимодействием государств в разных областях жизни общества. Таким образом, образование постепенно из национальных приоритетов развитых стран переходит в мировые приоритеты.

Внедрение технологий в различных сферах жизни общества всегда сопровождается изменениями, поскольку сталкивается новое и старое (традиционное). Таким образом, инновации следует рассматривать как процесс «творческого разрушения» и одновременно созидания. В связи с этим технологические достижения и разработки неизбежно влекут за собой разного рода конфликты и проблемы.

Отметим, что существует множество проблем как в реализации самой политики цифровизации, так и в последствиях ее расширения в жизни современного социума и его науки. Одна из них, например, связана с тем, что само понятие «технология» изначально использовалось только применительно к производственным процессам, а не в гуманитарной сфере. Утвердившись же в сфере образования, «технологизм» изменил сам характер образовательного процесса, придав ему форму производственного, направленного на «производство» человеческого капитала. В нем обучаемый представляется некой деталью, которая должна быть доведена до совершенства преподавателем и по окончании обучения занять место в общем механизме социальных отношений. При таком подходе изменяется сама сущность образовательного процесса, его ценности и идеалы. Их реальная востребованность обществом и социальные последствия еще не в полной мере осознаны нами.

Другой из проблем, обсуждаемых в науке и практике, является проблема психолого педагогической готовности педагогов образовательных учреждений к инновационной деятельности. В то же время педагогические инновации вынуждены сочетаться с содержанием государственных программ обучения и воспитания. При этом зачастую педагоги включаются в инновационный процесс спонтанно, без учёта их профессиональной и личностной готовности к инновационной деятельности. Кроме этого, у них наблюдается весьма настороженная позиция по отношению к инновациям, что порождает дезориентацию, снижение мотивации и недоверие ко всему новому.

На наш взгляд, чрезмерное увлечение идеями цифровизации может привести к снижению активности целого ряда преподавателей, обладающих ценным педагогическим опытом, но не освоивших цифровые ресурсы для его трансляции, технологически некомпетентных. В условиях «старения» преподавательского корпуса эта проблема нам представляется весьма актуальной. В зарубежных исследованиях эта особенность получила название «цифрового разрыва», но обсуждается в основном применительно к технологической некомпетентности со стороны обучающихся.

В среде ученых-гуманитариев сегодня часто обсуждаются следующие проблемы цифровизации: дегуманизация человека; формирование информационного кокона (ситуация зависимости исследователя от поискового алгоритма используемой программной системы); возможность контроля за деятельностью ученого и ограничение его доступа к определенной информации; разрыв между пользователем научного программного обеспечения и его создателем[11].

В.Г.Буданов пишет: «Риски расчеловечивания весьма велики уже сегодня, при неконтролируемом погружении человека в сетевые цифромиры»[3], а В.А.Кутырев утверждает: «Не все, что технически возможно, надо осуществлять, не все, что компьютерно-информационно осуществимо, следует реализовывать. Нужен выбор и цензура, сопротивление без(д)умному инновационизму, стремлению заменить жизнь и культуру социальными технологиями...»[7].

Считаем, что цифровая культура имеет неоднозначные последствия для развития отечественного образования. Исследователи отмечают, что повсеместное внедрение цифровых технологий приводит к снижению интеллектуальной культуры общества. Когда «машина» начинает выполнять развивающие человеческий интеллект функции, развитие прекращается, а мыслительные способности деградируют.

Об указанной проблеме говорили еще философы прошедшей исторической эпохи. Например, И.А.Ильин отмечал, что «человечество думает, что творит новую культуру, а в действительности не замечает омертвения своего сердца и своей духовности. Происходящие в последние полвека события крушат нашу культуру и создают духовное варварство, хозяйственную жадность и разложение чувств»[6, с. 484-485]. Научные открытия, изначально имеющие благую цель, как отмечает философ, используются для установления тотального рабства и развязывания войн. Вместе с тем, по его справедливому замечанию, в человеческой жизни должны быть ценности, которые могут восприниматься только сердцем, и именно они «определяют смысл человеческой жизни, так что без них жизнь человека скудеет и мертвеет»[6, с. 494].

Об этой же проблеме писал Э.Фромм, утверждающий, что технологизация общества и отдельных его отраслей приводит к разрушению гуманистических традиций. Человек нового общества становится пассивным и не обладает достаточным чувством целостности или самоидентичности, что порождает разрыв между истиной и страстью, а также разумом и сердцем. При этом логическое мышление нельзя назвать рациональным, если оно построено исключительно на логике и не направлено на изучение всеобщего процесса жизни во всей его конкретности и со всеми его противоречиями. Э.Фромм отмечает, что разум должен представлять собой союз мышления и чувства, связанных между собой. Если же они оторваны друг от друга, то мышление становится чистой «шизоидной» интеллектуальной деятельностью, а чувства – невротическими страстями. При этом такой разрыв грозит появлением вялотекущей шизофрении, от которой все больше страдают люди технического века[21, с. 61-62].

В условиях цифровизации гуманитарного знания массив информации заполоняет собой все пространство познания, в ущерб смыслам этого знания. Таким образом, глубинные пласты знания (смыслы) остаются вне поля деятельности исследователя, делая его труд поверхностным и непродуктивным с позиций задач роста научного знания и совершенствования самого человека, условий его существования.

Кризис интеллектуальной культуры влечет исчезновение творчески мыслящей личности, которую можно рассматривать как стратегический ресурс информационного (постиндустриального) общества. Большую роль в развитии этого кризиса играет и изменение характера социальных коммуникаций. Именно «живое» общение стимулирует интеллектуальные процессы в личности, переход же на удаленное или виртуальное общение, обедняет их, отрывая человека от социальной реальности. Постоянное обращение к услугам Интернета создает извращенное представление о познавательном процессе. Создать научную работу (реферат, курсовая, дипломная работа и т.д.) для многих сегодня означает нажать нужную кнопку компьютера. Это ведет к утрате самой способности к научному творчеству, неумению думать, анализировать, делать самостоятельные выводы.

Стоит отметить и иные проблемы и риски современного образования, обусловленные внедрением в него технологических новаций. Исследователи проблем современного образования отмечают нарушение целостности личности и души, считают, что технологизация современной жизни в целом и образования в частности приводит к расколу между чувствами и мышлением, разумом и переживаниями, все большей рациональности и прагматичности людей[29].

Отмечается и все большая ориентация на потребление и непринятие ценности трудовой деятельности (в том числе отсутствие установки на собственный труд). Процесс потребления распространяется на все: на информацию, достижения техники, культуры и науки. Современные дети с малых лет пользуются компьютерами и смартфонами, при этом далеко не всегда во благо. Это приводит к тому, что обучающийся получает сложнейшее технологическое орудие, умеет им пользоваться, однако это не приводит к его культурному росту и обогащению.

Технологические новшества способны снижать порог восприимчивости и чувствительности к другому человеку и, как следствие, формировать духовную пустоту людей. Современные обучающиеся зачастую не проявляют признаков социально одобряемого поведения и не стремятся к таковому. В них развивается социальный эгоизм – абсолютизация личностного «Я», стремление выделиться, привлечь к себе внимание и произвести впечатление. Наука создает все новые средства для удовлетворения потребностей людей и придания их жизни максимальной комфортности. В таких условиях воспитание становится все более ущемленным и ему на смену приходит научно-технический прогресс как самоценность. В то же время этот прогресс не может заменить процесс воспитания. Цифровизация провоцирует развитие таких негативных процессов в образовании.

Обсуждение и заключения

Таким образом, наше исследование реализовало попытку объективного анализа цифровизации сферы образования, позволило определить ряд проблем и перспектив развития цифровизации в отечественной системе образования.

Среди аргументов «за» цифровую революцию выделим кардинальное изменение рынка труда, появление новых компетенций, улучшение кооперации, повышение ответственности граждан, их способности принимать самостоятельные решения; преобразование учебных процессов, повышение роли учащегося в поиске информации и решении проблем, развитие коммуникативных способностей и творческого потенциала; экономическая эффективность, отсутствие временных и географических границ, возможность индивидуализации, оптимизация работы преподавателя.

Однако при ближайшем рассмотрении эти аргументы можно трактовать не столь однозначно. Риски цифровизации для общества заключаются в дегуманизации образовательных, а далее и всех иных социальных отношений, возможному углублению кризиса интеллектуальной культуры людей, их способности к творчеству, росту прагматизма и индивидуализма на основе ценностей личного комфорта и эгоистичного потребления.

К ближайшим перспективам развития цифровизации в отечественной системе образования следует отнести три определяющих направления: во-первых, это оснащение образовательных учреждений качественным программным обеспечением,

информационными системами, обеспечивающими доступ к образовательным ресурсам; во- вторых, это внедрение информационных (дистанционных) технологий, предполагающих опосредованное взаимодействие обучающегося и педагогического работника; и, в-третьих, онлайн-обучение (e-leаrning), позволяющее организовать образовательную деятельность и онлайн-взаимодействие обучающихся и педагогического работника. Безусловно, развитие цифровизации будет менять требования к обучающим и обучающимся, стимулировать становление новых организационных образовательных структур. Развертывание цифровых образовательных форматов предполагает вместе с тем и комплексные изменения в архитектуре образования, неизбежные изменения привычных форм и методов обучения.

Из всего сказанного можно сделать вывод: модернизация отечественного высшего образования неизбежна, она следует в ногу со временем, но необходимо учитывать риски нововведений и не отказываться от доказавших свою эффективность традиционных образовательных технологий. Важная роль инновационных технологий в формировании эффективной образовательной среды России очевидна, поскольку их применение потенциально может способствовать повышению уровня усвоения знаний, развитию творческих способностей обучающихся, формированию готовности к применению ими теоретических знаний на практике и самостоятельному мышлению. На основании этого можно сказать, что использование инновационных технологий в образовательной деятельности является необходимым условием для подготовки высококачественных специалистов. При этом важно помнить, что в ходе использования инновационных технологий возникают новые риски для общества. Безусловно, необходимо учитывать их специфику, представленную научным анализом и имеющимся опытом практического преобразования современной образовательной среды.

 

Список использованных источников:

  1. Ахромеева Т.С., Малинецкий Г.Г., Посашков С.А. Смыслы и ценности цифровой реальности: Будущее. Войны. Синергетика // Философские науки. 2017. №6. С. 104-120.
  2. Бодрийяр Ж. В тени молчаливого большинства, или Конец социального. Екатеринбург: Изд-во Уральского университета, 2000. 96 с.
  3. Буданов В.Г. Новый цифровой жизненный техноуклад – перспективы и риски трансформаций антропосферы // Философские науки. 2016. №6. С. 47-55.
  4. Дубровский Д.И. Электронная культура. Кто против? // Философские науки. 2017. №2. С. 50-57.
  5. Иванова В.П., Еременко В.В. Интеллектуальная культура цифрового общества // Цифровое общество как культурно-исторический контекст развития человека: сборник научных статей / под общ. ред. Р.В. Ершовой. Коломна: Государственный социально гуманитарный университет, 2016. С.151-155.
  6. Ильин И.А. Я вглядываюсь в жизнь: Книга раздумий. М.: Эксмо, 2007. 526 с.
  7. Кутырев В.А. О судьбе управления и права в цифровом обществе // Вестник Нижегородской академии МВД России. 2019. №1(45). С. 278-281.
  8. Луман Н. Реальность массмедиа. М.: Праксис, 2005. 256 с.
  9. Маклюэн М. Галактика Гутенберга: Становление человека печатающего / пер. И.О.Тюриной. Изд. 2-е. М.: Академический Проект; Гаудеамус, 2013. 496 с.
  10. Маркузе Г. Одномерный человек // Эрос и цивилизация. Одномерный человек: исследование идеологии развитого индустриального общества / пер. с англ. А.А. Юдина; сост. В.Ю. Кузнецова. М.: АСТ, 2003. С. 251-515.
  11. Масланов Е.В. Цифровизация и развитие информационно-коммуникационных технологий: новые вызовы или обострение старых проблем? // Цифровой ученый: лаборатория философа. 2019. Т.2, №1. С.6-21.
  12. Мачерет Д.А. «Цифровой социализм» или расширение свободы индивида? // Общественные науки и современность. 2019. №2. С.54-65.
  13. Петрунин Ю. Ю. Искусственный интеллект: ключ к будущему? // Философские науки. 2018. №4. С.96-113.
  14. Ракитов А.И. Человек в оцифрованном мире // Философские науки. 2016. №6. С.32-46.
  15. Степин В.С. Цивилизация и культура. СПб.: СПбГУП, 2011. 408 с.
  16. Тоффлер Э. Шок будущего: пер с англ. М.: АСТ: АСТ МОСКВА, 2008. 557 с.
  17. Тульчинский Г.Л. Цифровая трансформация образования: вызовы высшей школе // Философские науки. 2017. №6. С. 121-136.
  18. Тульчинский Г. Л. Цифровизованный гуманизм // Философские науки. 2018. №11. С. 28 43.
  19. Фортунатов А.Н. Медиареальность: в плену техногуманизма. Н. Новгород: ННГУ, 2009. 212 с.
  20. Франкл В. Человек в поисках смысла. М.: Прогресс, 1990. 368 с.
  21. Фромм Э. Революция надежды / пер. с англ.; предисл. П.С. Гуревича. М.: Айрис-пресс, 2005. 352 с.
  22. Халин В.Г., Чернова Г.В. Цифровизация и ее влияние на российскую экономику и общество: преимущества, вызовы, угрозы и риски // Управленческое консультирование. 2018. №10 . С.46-63.
  23. Чернышов А.Г. Стратегия и философия цифровизации // Власть. 2018. №5. С.13-21.
  24. Шмидт Э., Коэн Дж. Новый цифровой мир. Как технологии меняют жизнь людей, модели бизнеса и понятие государства / пер. с англ. С. Филина. М.: Манн, Иванов и Фербер, 2013. 368 с.
  25. Barglow R. The Crisis of the Self in the Age of Information: Computers, Dolphins and Dreams. London – N.Y.: Routledge, 1994. 227 р.
  26. Broadbent S. Approaches to Personal Communication // Horst H.A., Miller D. (eds.) Digital Anthropology. London: Berg, 2012. Рp. 127-146.
  27. Cross J. An informal history of eLearning. Available at: https://www.researchgate.net/publication/240601967_An_informal_history_of_eLearning (accessed: 20.04.2020).
  28. Ivashevsky S.L. Education and ideology // Russian education and society. Vol. 53, no. 6. Рр. 42-48.
  29. Gryaznova E., Kozlova T., Sulima I. Forming and realizing a pedagogue’s philosophical culture // The Turkish Online Journal of Design, Art and Communication-TOJDAC. 2018. Special Edition. Pp. 2136-2142.
  30. Horst H.A. New Media Technologies in Everyday Life // Horst H.A., Miller D. (eds.) Digital Anthropology. London: Berg, 2012. Pp. 61-79.
  31. Kaplan J. Humans need not apply: A guide to wealth and work in the age of artificial intelligence. New Haven, CT: Yale University Press, 2015. 256 p.
  32. Lundie D. The givenness of the human learning experience and its incompatibility with information analytics // Educational Philosophy and Theory. Vol. 49, no. 4. Pp. 391 404. DOI: https://doi.org/10.1080/00131857.2015.1052357.
  33. Malsch Т. Sozionik: Soziologische Ansichten uber Kunstlicher Sozialitat / Ed. by T. Malsch. Berlin: Edition Sigma, 1998. 393 p.
  34. Miller D., Horst H.A. The Digital and the Human: A Prospectus for Digital Anthropology // Horst H.A., Miller D. (eds.) Digital Anthropology. London: Berg, 2012. Pp. 3-38.
  35. Negroponte N. Being Digital, First Vintage Books. Available at: http://governance40.com/wp-content/uploads/2018/12/Nicholas-Negroponte-Being-Digital-Vintage-1996.pdf (accessed: 20.04.2020).
  36. Polletta F. Participatory Enthusiasms: A Recent History of Citizen Engagement Initiatives // Journal of Civil Society. Vol. 12, no. 3. Pp. 231-246. DOI: https://doi.org/10.1080/17448689.2016.1213505.
  37. Sonnemann U. Negative Anthropologie. Versuch einer Sabotage des Schick-sals.Reinbek bei Hamburg: Rowohlt, 1969. 137 p.
  38. Smith A. Is There A Global Culture? // Intermedia. Vol. 20, no. 4-5. Pp. 11-12.
  39. Vaidhyanathan S. The Googlization of everything: (and why we should worry). Univ of California Press, 2012. 280 p.
  40. Turkle S. Alone Together: Why we expect more from technology and less from each other. New York: Basic Books, 2011. 384 p.

* С полным текстом статьи можно ознакомиться здесь:

Строков Алексей Александрович. Цифровизация образования: проблемы и перспективы // Вестник Мининского университета. 2020. №2 (31). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/tsifrovizatsiya-obrazovaniya-problemy-i-perspektivy (дата обращения: 27.08.2023).

 


Педагогика Культуры № 37 (2023)

Метки: Рубрика: Проблемы образования: формирование духовности и культуры, Строков А. А.

Печать E-mail

Просмотров: 1213